Установление возраста лица в процессе квалификации преступления

Влияние возраста вовлекаемого лица на квалификацию состава преступления, предусмотренного статьей 150 УК РФ

Установление возраста лица в процессе квалификации преступления


В статье анализируются проблемы толкования возраста преступника и вовлекаемого лица, проблемы квалификации преступления относительно возрастного фактора и пути их решения.

Ключевые слова: преступление, вовлечение, возраст, ст. 150 УК РФ.

Борьба с вовлечением несовершеннолетних в преступную деятельность играет важнейшую роль в нормальном развитии и функционировании общественных и государственных институтов.

На сегодняшний день встала острая необходимость в разработке адекватных уголовно-правовых механизмов снижения и преодоления несовершеннолетней преступности, в том числе посредством эффективного применения ст.

150 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), предусматривающей ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста

Вместе с тем, на сегодняшний день имеется проблема, когда суды квалифицируют действия лиц, используя исключительно формально-юридический подход, не учитывая, например, несущественную разницу в возрасте между вовлекаемым и вовлеченным в преступление.

Очевидно, что главное предназначение уголовно-правового запрета, отраженного в ч. 1 ст.

150 УК РФ, заключается в том, чтобы не допустить влияние взрослых лиц на неокрепшую психику несовершеннолетних и не использовать данное влияние во зло, то есть для совершения преступлений.

Однако, как уже было указано выше, на практике бывают случаи, связанные с тем, что в преступление вовлекаются юноша или девушка, которым в скором времени исполнится 18, то очевидно, что в данном случае речь идет уже о достаточно взрослом человеке, который способен критически относиться к собственному поведению. При этом ситуация может складываться и таким образом, что субъекту преступления будет едва за 18, то есть формально это готовый состав ст. 150 УК РФ, но к сожалению формализм не всегда отвечает требованиям справедливости и объективности.

В связи с этим, в науке отмечают, что наказывать за вовлечение в совершение преступления 18-летнего субъекта, который едва младше от вовлекаемого на несколько месяцев, то есть в ситуации, когда между «потерпевшим» и «субъектом» преступления нет существенного возрастного преимущества, нецелесообразно [2].

Также некоторые авторы видят решение этой проблемы в изменении нормы в части установления предельного возраста вовлекаемого в совершение преступления несовершеннолетнего шестнадцатью годами. Общий возраст наступления уголовной ответственности равен 16 годам и лишь за совершение ряда преступлений установлена ответственность с 14 лет.

Тем самым презюмируется, что в 16 лет несовершеннолетний осознает общественно опасный характер преступных деяний, а потому безо всякого воздействия со стороны взрослых лиц может их инициировать.

В материалах судебной практики подчеркивалось, что для квалификации по рассматриваемой статье необходимо установить, что совершеннолетний, воспользовавшись своим возрастным преимуществом, вовлек несовершеннолетнего в совершение преступления [6].

Но, к сожалению, судебная практика сегодня складывается иначе. Вот типичный пример. С. через два дня после своего совершеннолетия вовлек в торговлю (сбыт) наркотическими средствами (марихуаной) 17-летних Г. и Ч., которые накануне проводили время вместе и распивали спиртные напитки. Вместе с тем, С.

понес наказание по совокупности преступлений: по п. п. «а», «б» ч. 2 ст. 228.1 в виде пяти лет лишения свободы, по ч. 4 ст. 150 УК РФ — в виде 5 лет лишения свободы. Окончательное наказание на основании ч. 3 ст.

69 УК РФ — пять лет и шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима [7].

Определённые сложности наблюдаются и в ситуациях, когда лицо достоверно не знает о возрасте потерпевшего и последний, например несовершеннолетний, вовлекаемый в совершение преступления (к примеру, в кражу), не достиг возраста уголовной ответственности (14лет).

Возникает вопрос о том, каким образом следует квалифицировать действия совершеннолетнего лица: a) как посредственного исполнителя в краже без ссылки на ст. 33 УК РФ и, кроме того, по ст.150 УК РФ; б) как посредственного исполнителя в краже без ссылки на ст.

33 УК РФ и без дополнительной квалификации по ст.150 УК РФ.

Вопрос действительно дискуссионный, поскольку одни ученые считают, что на квалификацию не влияет возраст потерпевшего несовершеннолетнего: потерпевшим может быть любой с рождения и до 18 лет [5]. Другие исследователи полагают, что потерпевшим может признаваться только несовершеннолетний, достигший возраста уголовной ответственности (с 14 либо 16 лет и до 18-летия).

Такую точку зрения ученые связывают с положением отягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «д» ч.2 ст.63 УК РФ (привлечение к совершению преступления лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность)., а также с положением ч.1 ст.

87 УК РФ, где указано, что несовершеннолетними признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось 14, но не исполнилось 18 лет.

Относительно ст.87 УК РФ отметим, что она включена в раздел «Уголовная ответственность несовершеннолетних», поэтому несовершеннолетний рассматривается как субъект преступления и никакого отношения к потерпевшему несовершеннолетнему не имеет.

В Особенной части УК РФ законодатель в некоторых статьях указывает квалифицирующий признак «в отношении несовершеннолетнего» (например, в похищении человека, в захвате заложника и др.), когда несовершеннолетний выступает потерпевшим, и законодатель подразумевает под ним лицо в возрасте до 18 лет. В диспозиции ст.

150 УК РФ содержится термин «в совершении преступления», что в некоторой степени сбивает с толку и приводит к проблеме определения возраста потерпевшего. Е. Г. Быкова придерживается такой точки зрения, что несовершеннолетний потерпевший применительно к ст.150 УК РФ должен достичь возраста уголовной ответственности [1].

Также считает Е. П. Коровин: малолетнее лицо не может быть потерпевшим по ст.150 УК РФ [3].

В. Б. Боровиков полагает, что если малолетнее лицо по своему развитию в силу возраста не способно правильно оценить действия совершеннолетнего, направленные на привлечение его к преступлению, то деяние, предусмотренное ст.

150 УК РФ, отсутствует. Взрослый является исполнителем совершенного преступления и не несет ответственности отдельно за вовлечение. С таким высказыванием не согласен Л. Л.

Кругликов: он считает необходимым квалифицировать содеянное по совокупности преступлений [4].

По мнению А. А. Харламовой, Е. В. Богатовой, несовершеннолетний не обязательно должен иметь статус исполнителя. В российском уголовном законодательстве встречаются термины «вовлечение», «привлечение», «склонение». В теории уголовного права они не имеют единого толкования.

Существует точка зрения, что понятие «склонение» по своему содержанию уже, чем «вовлечение», т. к. последнее включает в себя не только возбуждение желания у другого лица совершить какие-либо действия, но и их фактическое совершение.

Склонение же представляет одну из форм вовлечения и включает лишь психологическое воздействие.

Вовлечение предполагает информационное или физическое воздействие на другое лицо, в процессе которого у вовлекаемого возникает желание совершить конкретное преступление.

Вовлечение в совершение преступления, считают ученые, является разновидностью специального вида подстрекательства, и если отсутствуют какие-либо признаки соучастия, то отсутствует и состав преступления, предусмотренный ст.150 УК РФ.

В уголовно-правовой литературе достаточно давно бытует мнение, согласно которому данное преступление нельзя рассматривать по правилам соучастия, поскольку это деяние особое, имеет свои признаки, которые отличают его от соучастия.

Считаем, что в определенной степени имеется пересечение с положениями института соучастия, которые являются общими для всех норм УК РФ. Проблемам соотношения ч.4 ст. 33 и ст.

150 УК РФ посвящено много работ, и, полагаем, в теории уголовного права этот вопрос будет еще долго оставаться спорным.

Однако имеются рекомендации Пленума Верховного Суда Российской Федерации по этому вопросу. Так, в ПП ВС № 1 нечетко изложен абз.5 п. 42, что приводит к двусмысленному толкованию указанного положения.

Так, Пленум Верховного Суда РФ отдельным абзацем указал, что «в случае совершения преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности, лицо, вовлекшее его в совершение преступления, в силу ч.2 ст.

33 УК РФ несет уголовную ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения» [8].

При этом, к сожалению, не уточнен вопрос о наличии в действиях взрослого состава преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ. Выходит, что при вовлечении малолетних в совершение преступления взрослые могут понести менее строгое наказание, чем при вовлечении лиц от 14 до 18 лет.

Полагаем, что суду для однозначного понимания этого абзаца следовало бы добавить фразу: «При наличии к тому оснований, предусмотренных законом, действия совершеннолетнего исполнителя должны дополнительно квалифицироваться по ст. 150 УК РФ».

Далее в названном выше постановлении Пленума Верховного Суда РФ новым абзацем изложена оценка действия взрослого лица по подстрекательству несовершеннолетнего к совершению преступления.

В этом случае под несовершеннолетним подразумевается потерпевший, который достиг возраста уголовной ответственности, и действия взрослого лица рекомендовано квалифицировать за конкретное совершенное преступление со ссылкой на ч.3 ст.

33 УК РФ и дополнительно по ст.150 УК. РФ.

На этот счет в теории уголовного права высказано отрицательное мнение относительно правильности квалификации: ученые считают, что нарушается принцип справедливости и совершеннолетнее лицо несет ответственность дважды за одно и то же преступление.

Как уже упоминалось выше, в указанном постановлении не уточнен вопрос о наличии состава преступления, предусмотренного ст.150 УК РФ, в действиях взрослого в случае совершения преступления с привлечением малолетнего.

Этот вопрос Верховным Судом РФ был разъяснен в другом постановлении Пленума от 07 декабря 2002 № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (в ред. от 16.05.2017), где в п. 13 указана дополнительная квалификация по ст.150 УК РФ.

Анализ судебной практики в большинстве случаев позволяет заключить, что если вовлекаемое лицо является малолетним и не подлежит в силу возраста уголовной ответственности за совершение преступление, то суды действия совершеннолетнего лица квалифицируют по ст.150 УК РФ.

Так К., являясь совершеннолетним, праздновал свой день рождения в лесопарке около пруда. Вместе с ним находились знакомая В. и несовершеннолетние Л., Н. и П. У совершеннолетнего возник умысел избить В., поскольку последняя изменяла ему, в то время когда он находился в местах лишения свободы. Реализуя свой преступный умысел, К.

, зная, что Л., Н. являются несовершеннолетними, П.- малолетним, попросил их избить В. Согласившись, Л., Н. и П. нанесли несколько ударов по лицу и телу В. Органы предварительного следствия предъявили обвинение К. по совокупности преступлений по ч.1 ст.150 УК РФ, ч.1 ст. 150 УК РФ, ч.1 ст.150 УК РФ и ч. ст.33, п. «а» ч.2 ст.115 УК РФ.

То есть за вовлечение каждого несовершеннолетнего в рамках одного деяния К. был привлечен к уголовной ответственности, что привело к совокупности преступлений (три преступления по ч.1 ст.150 УК РФ). Считаем, что данная квалификация у следственных органов возникла из-за указания в диспозиции ст.

150 УК РФ термина «вовлечение несовершеннолетнего» в единственном числе. Суд не согласился с такой уголовно-правовой оценкой.

В приговоре было указано, что содеянное представляет собой одно преступление, поскольку одновременное вовлечение нескольких несовершеннолетних в совершение одного преступления не влечет совокупности.

Кроме того, суд отметил, что использование лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста, признается исполнительством. Поэтому в итоге действия К. были переквалифицированы с ч.3 ст. 33, п. «а» ч. 2 ст. 115 на п. «а» ч.2 ст.115 УК РФ и дополнительно по ч.1 ст.150 УК РФ [9].

Таким образом, в приведенном примере действия взрослого лица суды квалифицируют как исполнительство в совершении преступления без ссылки на ст.33 УК РФ, а также отдельно по ст.150 УК РФ.

В заключение отметим, что сегодня существует ряд проблем, связанных с квалификаций преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ.

Для решения указанных проблем предполагается целесообразным, во-первых, внести изменение в ПП ВС № 1, которые исключали бы ситуации, при которых при вовлечении малолетних в совершение преступления взрослые могли бы понести менее строгое наказание, чем при вовлечении лиц от 14 до 18 лет.

Литература:

  1. Быкова Е. Г. К вопросу об уголовной ответственности за привлечение малолетних к совершению общественно опасного деяния //Вестник Южно-Уральского государственного университета. — 2010. — № 25. С.24.
  2. Долгих Т. Н. Понятие и особенности квалификации действий соучастника преступления в форме подстрекательства // СПС КонсультантПлюс. 2019.
  3. Коровин Е. П. Уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления или антиобщественных действий: учебное пособие. Ставрополь: СФ КрУ МВД России, 2013. — С.89.
  4. Кругликов Л. Л. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления и иных антиобщественных действий (ст.150, 151 УК РФ) // Уголовное право. — 2014. — № 3. — С.26.
  5. Палий В. В. Вовлечение в совершение преступления и склонение к совершению преступления или антиобщественных действий. Владимир: Изд-во Владимир. гос. ун-та, 2006. — С.79.
  6. Попова И. П. Автоматизация уголовного процесса: зло или благо для общества? // Мировой судья. — 2019. — № 11. — С.3.
  7. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 23.01.2018 N 33–1587/2018 по делу N 2–2654/2017 // СПС Консультант Плюс: Справочная правовая система [Электронный ресурс] /ЗАО«Консультант плюс». — Версия 2019. — Заглавие с экрана. — Режим доступа: (внутриуниверситетская компьютерная сеть).

Источник: https://moluch.ru/archive/292/66232/

Учет возраста виновного при квалификации преступлений

Установление возраста лица в процессе квалификации преступления

⇐ ПредыдущаяСтр 25 из 44Следующая ⇒

Действующее уголовное законодательство устанавливает, что уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко вре­мени совершения преступления 16-летнего возраста (ч. 1 ст. 20 УК).

Следовательно, 16 лет — это общий возраст уголовной ответ­ственности. Различные возрастные этапы связаны с определенным уровнем психофизического развития личности.

Признано, что к 16 годам человек, как правило, полностью способен понимать об­щественную значимость своего поведения и, естественно, нести за него ответственность.

Однако, наряду с общим возрастом, закон за некоторые пре­ступления устанавливает специальный возраст. В ч. 2 ст. 20 УК установлен пониженный специальный возраст.

Там содержится перечень преступлений, уголовная ответственность за которые на­ступает с 14-летнего возраста. Из приведенного перечня преступ­лений видно, что это общеизвестные, доступные для понимания человека деяния.

Основные моральные и социальные ценности — не убий, не укради и другие — вкладываются в сознание ребенка с рождения.

С учетом характера некоторых видов преступлений устанавли­вается за их совершение повышенный специальный возраст. При этом закон может конкретно указать возраст.

Например, за вовле­чение несовершеннолетнего в совершение преступления лицом, достигшим 18-летнего возраста (ч. 1 ст. 150 УК).

В других случаях это вытекает из смысла уголовно-правовых норм (например, пре­ступления против интересов военной службы: субъектом является военнослужащий, т.е. призванный на действительную военную службу).

2. Итак, уголовное законодательство устанавливает три возрастных уровня — 14, 16, 18 лет. Какими же соображениями руководствуется законодатель? Иногда высказывается мнение, что возраст устанавливается в зависимости от тяжести преступле­ния.

Действительно, в перечне преступлений, ответственность за совершение которых установлена с 14 лет, содержатся особо тяж­кие преступления (убийство, изнасилование, терроризм и др.). Одновременно в перечне есть преступления средней тяжести (кража, неправомерное завладение автотранспортом и др.).

Но нет таких особо тяжких преступлений, как посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК), госу­дарственная измена (ст. 275 УК), диверсия (ст. 281 УК) и др.

Следовательно, не тяжесть, не особая опасность преступлений является критерием установления возраста привлечения к уголов­ной ответственности за его совершение.

Определяющим является такой уровень развития интеллекта, который позволит осознать общественную, социально-политическую сущность и значимость совершаемого общественно опасного деяния. Для понимания сущ­ности двадцати составов, перечисленных в ч. 2 ст.

20 УК, достаточ­но уровня развития 14-летнего подростка, а вот для остальных 236 составов субъект должен обладать более высоким уровнем психо­физического развития, которого он достигает в 16—18 лет.

Действующее уголовное законодательство, установив общие условия привлечения к уголовной ответственности, предусматри­вает и определенные исключения из общих правил. Так, в ч. 3 ст.

20 УК сказано, что, если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой и второй настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

Эта новелла уголовного закона была предопределена следую­щим обстоятельством.

Статистика неумолимо и безжалостно кон­статирует негативный факт, что в России среди несовершеннолет­них стабильно растет удельный вес лиц с отставанием в психофи­зическом развитии.

Это обусловлено экономическими, экологи­ческими и иными причинами. И было бы несправедливо и негу­манно в полной мере распространять на эту категорию лиц дейст­вие УК.

Анализ содержания ч. 3 ст. 20 УК показывает, что законодатель выделил два критерия: биологический и психологический. Биоло­гический критерий связан с наличием у лица определенных ано­малий в психике, отставания от нормального процесса ее разви­тия, но не связанных с расстройством интеллекта и воли. В основном, по этому критерию рассматриваемое понятие отличается от невменяемости.

Психологический критерий состоит из интеллектуального и во­левого моментов. Интеллектуальный момент — это такое состо­яние интеллекта на момент совершения общественно опасного дея­ния, когда лицо не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего действия или бездейст­вия.

Волевой момент — это такое состояние воли на момент совер­шения деяния, когда лицо не могло в полной мере руководить им. Закон обращает внимание, что имеет место не полное отсутствие возможности осознавать деяние и руководить им, а лишь опреде­ленная степень — неполная мера.

В противном случае речь уже пойдет о невменяемости.

⇐ Предыдущая20212223242526272829Следующая ⇒

Date: 2016-07-22; view: 338; Нарушение авторских прав

Источник: https://mydocx.ru/12-50600.html

36. Учет возраста виновного при квалификации преступлений

Установление возраста лица в процессе квалификации преступления

Субъектомпреступления может быть не любоефизическое и вменяемое лицо, а толькодостигшее определенного возраста.

Необходимостьустановления минимального возрастауголовной ответственности связана соспособностью лица понимать характер исоциальную опасность своихдействий.

Малолетние лица, которые всилу своего возраста не способны вполной мере осознавать опасностьсовершаемых ими действий (бездействия)и руководить ими, не признаются субъектамипреступления и не несут уголовнойответственности за совершаемые имиобщественно опасные деяния.

Всоответствии со ст. 20 УК РФ уголовнойответственности подлежит лицо, достигшее16-летнего возраста. (Общий возрастнойкритерий).

Лица,которым до совершения преступленияисполнилось 14 лет, подлежат уголовнойответственности за преступления,указанные в ч. 2 ст. 20 УК РФ. (Особенныйвозрастной критерий).Определяявозрастные границы, от которых зависитспособность лица нести уголовнуюответственность, уголовный закондопускает случаи (и нередкие), когда онанаступает с гораздо более зрелоговозраста.

Так,за должностные преступления, преступленияпротив военной службы ответственностьвозможна только с 18 лет, хотя фактическисубъектами этого преступления являютсялица более старшего возраста. Субъектомпреступления против правосудия,совершаемых судьями, может быть лицо,достигшее 25 лет.

Уголовныйзакон устанавливает и еще один возрастнойпоказатель субъекта преступления,имеющий уголовно-правовое значение дляопределения вида наказания.

Такиевиды наказания как смертная казнь ипожизненное лишение свободы не могутбыть назначаться мужчинам в возрастедо 18 лет и старше 65 лет.

Лицу, не достигшемук моменту совершения преступления 18лет, не может быть назначено наказаниесвыше 10 лет лишения свободы независимоот тяжести совершенного преступления.

Еслинесовершеннолетний и достиг возрастауголовной ответственности (16 или 14 лет),но вследствие отставания в психическомразвитии, не связанного с психическимрасстройством, был не способен в полноймере осознавать фактический характери общественную опасность своих действий(бездействия) либо руководить ими, онне подлежит уголовной ответственности(возрастная невменяемость).

Лицосчитается достигшим определенноговозраста не в день его рождения, а начинаясо следующих суток.

37. Вменяемость и невменяемость. Критерии невменяемости

Уголовнуюответственность за совершенныеобщественно опасные деяния могут неститолько вменяемые лица, т.е. обладающиесознанием и волей. Только такие лицаспособны сознавать содеянное ими ируководить своими действиями.

Вменяемость– это обусловленная состояниемпсихического развития способность лицаво время совершения общественно опасногодеяния сознавать фактические обстоятельстваи общественную опасность своих действий(бездействия) и руководить ими.

Состояниелица во время совершения преступленияи факторы, обусловливающие это состояние,определяются с помощью критериеввменяемости: юридического (психологического)и медицинского (биологического).

Юридическийкритерий имеет два признака: интеллектуальныйи волевой.

а)Интеллектуальный признак характеризуетспособность лица, совершающегопреступление, сознавать фактическиеобстоятельства деяния и его социальнуюзначимость.

б)Волевой признак указывает на способностьлица руководить своими действиями.

Медицинскийкритерий определяет состояние психикилица во время совершения преступления.Исходя из этой способности, вменяемымипризнаются только психически здоровыелица, достигшие определенного уровняразвития.

Те,кто не сознает опасность содеянного, аесли и сознает, то не может руководитьсвоим поведением, признаются невменяемымии не подлежат уголовнойответственности.Невменяемость – этонеспособность лица во время совершенияобщественно опасного деяния осознаватьзначение своих действий или руководитьими, вызванная расстройством психическойдеятельности.

Законодательнаяформулировка невменяемости дана в ст.21 УК РФ, согласно которой: “Не подлежитуголовной ответственности лицо, котороево время совершения общественно опасногодеяния находилось в состоянииневменяемости, т.е.

не могло осознаватьфактический характер и общественнуюопасность своих действий (бездействия)либо руководить ими вследствиехронического психического расстройства,временного психического расстройства,слабоумия либо иного болезненногосостояния психики.

Понятиеневменяемости также складывается издвух критериев:юридического имедицинского.Юридический критерийуказывает на такую степень расстройствапсихической деятельности, при которойутрачивается способность отдаватьотчет в своих действиях.

а).Интеллектуальный признак юридическогокритерия невменяемости заключается вневозможности (неспособности) лицаосознавать опасность своего действияили бездействия. Это качество психикиозначает отсутствие у лица способностипонимать как фактическую сторонусовершенного деяния, так и его общественноопасный характер.

б).Волевой признак выражается в неспособностилица руководить своими действиями(бездействием). В этот момент у психическибольного лица отсутствует способностьдействовать по своей воле, управлятьповедением, контролировать свои поступки.

Наличиеодного лишь юридического критерия неявляется основанием для признания лицаневменяемым. Для этого необходимоустановить и медицинский критерий.

Этоткритерий определяет источникиневменяемости, в качестве которыхвыступают хронические психическиерасстройства, временные психическиерасстройства, слабоумие или иноеболезненное состояние психики, имевшиеместо во время совершения общественноопасного деяния.

Наличиетолько медицинского критерия не являетсядостаточным для признания лицаневменяемым. Только совокупностьюридического и медицинского критериевдает основание для признания лицаневменяемым и освобождения от уголовнойответственности.

Источник: https://studfile.net/preview/5964820/page:16/

Квалификация преступления

Установление возраста лица в процессе квалификации преступления

1. Квалификация преступлений — одно из важнейших понятий теории уголовного права.

В своей деятельности работники правоохранительных органов (дознаватели, следователи, прокуроры, судьи) постоянно сталкиваются с необходимостью осуществления квалификации совершенного тем или иным лицом общественно опасного деяния.

Квалификация преступлений для них — существенная часть правоприменительной практики. Что же такое квалификация преступлений, каков порядок ее осуществления и какими при этом необходимо руководствоваться основными правилами?

Понятие «квалифицировать» означает охарактеризовать какой-либо предмет, явление в соответствии с его специфическими признаками, чертами и отнести к определенной группе, разряду, типу, категории.

Отсюда вытекает, что квалификация преступлений предполагает юридический анализ совершенного преступного деяния, выявление при этом всех его необходимых признаков, отнесение содеянного к определенному типу (виду, группе) преступных посягательств и установление, в конечном счете, конкретной уголовно-правовой нормы, которую следует применить в данной ситуации.

В теории уголовного права квалификацию принято рассматривать в двух аспектах.

Во-первых, это деятельность специально на то уполномоченных госудapcтвeнныx органов и должностных лиц, содержание которой заключается в установлении точного соответствия признаков данного совершенного общественно опасного деяния признакам состава преступления, предусмотренного конкретной уголовно-правовой нормой.

Установленное соответствие должно быть точным и полным. Отсутствие в характеристике содеянного хотя бы одного из признаков состава преступления, названного уголовно-правовой нормой, исключает квалификацию в соответствии с последней.

Например, для того чтобы квалифицировать деяние как убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК), необходимо установить ряд обязательных признаков:

а) лицо совершило деяние, направленное против жизни беременной женщины;
б) посягательство представляло собой действие (например, выстрел), которое повлекло биологическую смерть потерпевшей и явилось при этом основной непосредственной причиной наступления указанного последствия и вызвало его с необходимостью; в) лицо действовало умышленно и при этом осознавало факт беременности потерпевшей;

г) лицо является вменяемым и достигло возраста уголовной ответственности, установленного для данного вида преступления, т.е. 14 лет.

Если же лицо, совершая указанное деяние, не осознавало факта беременности потерпевшей, квалификация деяния в соответствии с п. «г» ч. 2 ст. 105 УК исключается, это будет простое убийство, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК.

Во-вторых, квалификация рассматривается как результат деятельности, связанной с установлением точного соответствия признаков содеянного признакам конкретного состава преступления, предусмотренного уголовным законом.

Этот результат должен быть юридически закреплен в официальных процессуальных актах (в постановлении о возбуждении уголовного дела, в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, в обвинительном заключении, в приговоре суда).

Если учесть оба рассмотренных аспекта квалификации, то можно, в конечном счете, определить ее следующим образом: квалификация преступлений — это установление точного и полного соответствия признаков фактически совершенного общественно опасного деяния признакам конкретного состава преступления, предусмотренного уголовным законом, и его юридическое закрепление в соответствующих процессуальных актах.

Статья 8 УК устанавливает, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом. Следовательно, юридическим основанием квалификации также является состав преступления, представляющий собой модель преступного посягательства.

Очевидно, что выражение вовне даже одного вида преступных посягательств весьма многообразно и специфично (например, квартирная кража, карманная кража, кража, совершенная с использованием каких-либо орудий или без таковых и т.д.).

Наличие модели — состава преступления — помогает вычленить из всего многообразия признаков фактически совершенного преступления те основные, обязательные, без которых невозможно осуществить квалификацию.

Как правило, при квалификации преступлений подлежат применению лишь нормы Особенной части УК. Это объясняется тем, что именно они и содержат в себе описание необходимых признаков состава преступления.

Но это не означает, что лицо, осуществляющее квалификацию, должно игнорировать положения Общей части УК. Это недопустимо, в процессе квалификации необходимо опираться на положения Общей части и руководствоваться ими, иначе возможны весьма серьезные и грубые ошибки.

Другое дело, что при квалификации не следует ссылаться на конкретные статьи Общей части УК. Однако в двух ситуациях такие ссылки необходимы, иначе квалификация будет ошибочной: во-первых, в случае совершения неоконченного преступления (обязательна ссылка на ст.

30 УК); во-вторых, в случае совершения преступления в соучастии при квалификации действий соучастников, не являющихся исполнителями преступного посягательства — на ст. 33 УК.

Для того чтобы квалификация была правильной, необходимо точно уяснить смысл и содержание закона, а также со всей возможной полнотой выявить все фактические обстоятельства конкретно совершенного преступного деяния, поскольку нередко даже одно, незначительное на первый взгляд обстоятельство, проигнорированное или неустановленное, может в корне изменить квалификацию содеянного.

Значение правильной квалификации велико. Во-первых, она является одной из важнейших гарантий реализации принципа законности, закрепленного в ст. 3 УК РФ. Во-вторых, без правильной квалификации невозможно осуществить принцип справедливости (ст. 6 УК).

В-третьих, она также выступает гарантией реализации прав лиц, совершивших преступное деяние и привлекаемых к уголовной ответственности. В-четвертых, посредством правильной квалификации в конечном счете правильно реализуется уголовная политика государства.

2. Как уже было сказано выше, юридической основой квалификации является состав преступления, который анализируется в следующем порядке:

Объект — родовой, видовой, непосредственный (основной, дополнительный, факультативный), предмет преступления.

Объективная сторона: определяется вид состава (материальный, формальный), перечень обязательных внешних признаков состава, момент окончания преступления, затем характеризуются эти признаки.

Субъективная сторона: раскрывается содержание вины с учетом особенностей объективной стороны, определяется роль факультативных признаков: цели, мотива, эмоций.

Субъект преступления: характеризуется вменяемость, возраст, признаки специального субъекта. Этим заканчивается анализ основного состава, после чего раскрываются квалифицированные составы. Этот порядок соблюдается при анализе всех видов преступлений (ст. 105—360 УК).

3. Квалификация преступлений — сложный процесс, подчиняющийся многочисленным законам и правилам. В практической деятельности наибольшие трудности возникают при квалификации деяния в ситуациях конкуренции уголовно-правовых норм.

Конкуренция или соперничество в уголовном праве возникает тогда, когда одно совершенное преступное деяние подпадает под признаки двух или более норм. В этой ситуации встает проблема выбора нормы, который подчиняется правилам, зависящим от вида конкуренции. Выделяют следующие виды конкуренции:

1. Конкуренция общей и специальной нормы. Общая норма более обобщена, абстрактна и рассчитана на достаточно широкий круг преступных деяний. Специальная норма более конкретна и предусматривает вычлененные из этого широкого круга посягательства, обладающие определенной спецификой.

Правило квалификации: применяется специальная норма. Так, в случае посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа в связи с выполнением им функций по охране общественного порядка возникает конкуренция следующих норм: п. «б» ч. 2 ст. 105 УК (общая) и ст.

317 (специальная), применяется последняя.

2. Конкуренция норм с отягчающими и смягчающими обстоятельствами. В этой ситуации применяется вторая. Так, в случае убийства заведомо беременной женщины лицом, находящимся в состоянии аффекта, вызванного аморальными действиями потерпевшей, конкурируют п. «г» ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 107 УК, применяется последняя.

3. Конкуренция норм с отягчающими и особо отягчающими обстоятельствами — применяется вторая. При совершении кражи, сопряженной с незаконным проникновением в жилище, и в крупном размере конкурируют п. «в» ч. 2 ст. 158 и п.«б» ч. 3 ст. 158 УК. Применяется п. «б» ч. 3 ст. 158 УК.

4. Конкуренция части и целого. Норма, которую называют «целым», охватывает совершенное посягательство полностью, а «часть» — отдельные его составляющие.

Такая ситуация возникает, например, при совершении разбойного нападения, соединенного с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Предпочтение отдается норме, которая охватывает с наибольшей полнотой признаки совершенного деяния, т.е. «целая».

В нашем примере применяется п. «в» ч. 3 ст. 162, конкурирующей нормой является ч. 1—3 ст. 111 УК.

5. Конкуренция норм российского и иностранного права — применяются первые.

Источник: https://be5.biz/pravo/u014/20.html

Влияние возраста субъекта на квалификацию преступлений

Установление возраста лица в процессе квалификации преступления

Понятие возраста уголовной ответственности

Среди разных позиций, высказываемых в научной среде, более точным представляется следующее определение понятия возраста: это количество лет, прожитых лицом с момента его рождения и до момента совершения уголовно наказуемого деяния.

Напомним, что законодательное установление минимального возраста, с которого должна наступать уголовная ответственность, – достаточно сложная задача, требующая совокупной оценки ряда направлений жизнедеятельности государства.

Возраст общего субъекта преступления определен в ст. 27 УК, согласно ч.

1 которой «Уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом».

Установление в ч. 2 ст.

27 УК пониженного возраста уголовной ответственности (с 14 лет) за перечисленный исчерпывающий перечень (21 вид) преступлений вовсе не свидетельствует об их исключительно повышенной степени общественной опасности, распространенности, хотя и эти качественные показатели были приняты законодателем во внимание.

В этот перечень включены различные по своему характеру и степени общественной опасности преступления: от преступления, не представляющего большой общественной опасности (осквернение сооружений и порча имущества – ст. 341 УК), до особо тяжких преступлений (например, умышленное убийство – ст. 139 УК).

Все эти преступления, за исключением причинения смерти по неосторожности (ст. 144 УК), являются умышленными, преимущественно носят насильственный и корыстный характер либо связаны с грубым нарушением общественных норм поведения в обществе.

С учетом особенностей их социальной направленности и правового содержа­ния законодатель обоснованно посчитал, что несовершеннолетние, достигшие четырнадцатилетнего возраста, способны сознавать фактический характер и общественную опасность таких деяний в силу очевидности этих признаков даже для подростков.

При установлении возраста ответственности за то или иное преступление необходимо обращать внимание не только на номер статьи, но также и на часть статьи при ее указании в ч. 2 ст. 27 УК.

Например, уголовная ответственность за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 218 УК (Умышленное уничтожение или повреждение имущества), наступает с 16 лет, а по ч.ч.

2 и 3 этой же статьи – с 14 лет ( п. 13 ч. 2 ст. 27 УК).

В п. 14 постановления Пленума Верховного Суда «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» от 28.06.2002 г. № 3 (с изм. и доп.) по вопросу возраста дается конкретное разъяснение, что «в соответствии со ст. 89 УПК установление возраста (дата, месяц, год рождения) несовершеннолетнего входит в число обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу». [62]

Возраст определяется по сложившейся практике на основании официальных документов (свидетельство о рождении, паспорт и др.).

Лицо в юридическом значении (не в понятии социальной зрелости) считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а с начала следующих за днем рождения суток, т.е. в 24 часа дня рождения или в 00 часов следующих за ним суток.

В юридической литературе есть примеры из судебной практики, когда в день наступления 14-летия совершались преступления, предусмотренные в перечне ч. 2 ст. 27 УК.

Очевидно, что эти лица до 24 часов указанного в документах дня рождения считаются не достигшими возраста уголовной ответственности, т.е. ни при каких условиях, как бы негативно и общественно опасно ни воспринималось содеянное, они не могут быть субъектами уголовной ответственности.

Возможны ситуации, когда документов по тем или иным причинам нет (утеряны, сгорели во время пожара, отсутствуют подтверждающие возраст сведения от иностранного государства и т.п.).

В случае отсутствия возможности установить возраст по документам типа паспорта, свидетельства о рождении, иными путями (на основании первичных записей в органах ЗАГСа, анкетных данных в листках учета по кадрам по месту работы, сведений из военкоматов и т.п.

), а также в ситуациях, если в указанных документальных источниках по каким-либо причинам сведения о возрасте не сохранились, то спорный вопрос разрешается путем проведения судебной медицинской экспертизы.

По нашему мнению, следует критично относиться к высказываемым в отдельных публикациях рекомендациям признавать в качестве источника информации о возрасте сведения, полученные путем допросов близких родственников и других лиц. Подобная информация может приниматься во внимание, но только в совокупности с иными сведениями более высокого уровня объективности.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда в постановлении «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» от 28.06.2002 г. № 3 (с изм. и доп.), «В случае отсутствия документов или при сомнении в их достоверности данный вопрос следует решать в соответствии с п. 2 ст.

228 УПК путем назначения судебно-медицинской экспертизы.

При установлении возраста экспертной комиссиейднем рождения обвиняемого необходимо считать последний день того года, который назван экспертами, а при определении минимального и максимального числа лет следует исходить из предполагаемого экспертами минимального возраста такого лица». [62]

Конечно, такая форма установления возраста не безупречна, однако на сегодняшний день следственно-судебная практика иной бесспорной методологией установления возраста в случае отсутствия документов не располагает.

Установление общего возраста уголовной ответственности в 16 лет не означает, что именно с этого возраста наступает ответственность за любое преступление, не упомянутое в ч. 2 ст. 27 УК.

За ряд преступлений с учетом особенностей конструкции диспозиции уголовно-правовых норм (прежде всего объективной стороны), дополнительных специальных признаков субъекта уголовная ответственность наступает при условии достижения лицом 18-летнего и более высокого возраста. Иногда об этом прямо говорится в норме. Например, по ст.

172 УК за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления может быть привлечено только лицо, достигшее восемнадцатилетнего возраста. В ч. 1 ст.

175 УК установлена уголовная ответственность за уклонение «совершеннолетних трудоспособных детей … от уплаты … средств на содержание нетрудоспособных и нуждающихся в материальной помощи родителей».

Чаще всего повышенный возраст связан с особенностями профессиональной дея­тельности субъекта, содержание и возрастные признаки которой определяются и регла­ментируются иными нормативно-правовыми актами не уголовно-правовой направленности.

Например, субъектами преступлений против порядка исполнения воинской обязанности признаются военнообязанные и призывники (ст.ст. 434 – 437 УК), а также лица, на которых распространяется статус военнослужащих (ст.ст.

438 – 465 УК), в возрасте от 18 лет до максимального возраста, установленного специальным законодательством.

Лица, не достигшие 18 лет, практически не могут быть субъектами должностных преступлений, связанных с нарушениями различных правил предосторожности и безопасности на транспорте, на взрывоопасных производствах и т.д. Последнее объясняется тем, что законодательством от труде запрещается применение труда лиц моложе 18 лет на работах, связанных с вредными и опасными условиями труда.

Названные условия имеют принципиальное значение при квалификации преступлений, совершенных лицами с признаками специального субъекта, неточное установление которых может повлечь квалификационную ошибку в форме применения специальной нормы к лицу, не обладающему необходимыми специальными признаками. Более подробно это уголовно-правовое направление рассматривается в отдельном вопросе настоящей темы.

6.2.2. Особенности квалификации преступлений (общественно опасных
деяний), совершенных лицами, не достигшими возраста уголовной ответственности

Если лицо, совершившее общественно опасное деяние, не достигло минимального возраста, с которого в соответствии с ч. 2 ст.

27 УК возможна уголовная ответственность за конкретный перечень видов преступлений (14 лет), то уголовная ответственность исключается полностью в силу недостижения лицом уголовной правосубъектности.

Хотя фактически совершенное деяние и содержит формальные признаки конкретного преступления, отсутствует юридическое основание для привлечения лица к уголовной ответственности – нет субъекта, а, следовательно, нет и состава преступления.

Более сложной представляется квалификация содеянного по признакам возраста, когда объективная сторона конкретного преступления, например, начала выполняться до времени достижения лицом 14-летнего возраста, т.е. до 00 часов, и была продолжена после 24 часов последних суток. По мнению автора, это не надуманные ситуации, ибо подобные случаи не являются редкостью в судебно-следственной практике.

Квалификация подобных, пусть и нетипичных, ситуаций напрямую связана с особенностями конструкции объективной стороны конкретного состава преступления.

Очевидно, что часть объективной стороны, выполненная до наступления соответству­ющего возраста уголовной ответственности, не имеет уголовно-правового значения для квалификации, ибо на эту составляющую общественно опасной деятельности распространяются общие положения ч.ч. 1 и 2 ст. 27 УК.

Как представляется (хотя в литературе высказываются и другие точки зрения), если вторая часть объективной стороны, выполненная после наступления возраста уголовной ответственности, с учетом особенностей конкретного факта имеет самостоятельное уголовно-правовое значение, содеянное подлежит квалификации по соответствующей норме Особенной части УК.

Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 764;

Источник: https://studopedia.net/1_39410_vliyanie-vozrasta-sub-ekta-na-kvalifikatsiyu-prestupleniy.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.