Упк рф выемка

Калиновский К.Б. Выемка до возбуждения уголовного дела нарушает конституционный принцип соразмерности ограничения прав граждан

Упк рф выемка

В статье на основе конституционного принципа соразмерности обосновывается недопустимость производства до возбуждения уголовного дела выемок как следственных действий, предлагаются рекомендации по оценке допустимости полученных с нарушением закона доказательств

Калиновский Константин Борисович, заведующий кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия, кандидат юридических наук, доцент, член Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ

Несмотря на то, что допустимость производства следственных действий до возбуждения уголовного дела давно является предметом острой научной дискуссии, неоднозначная законодательная и правоприменительная практика свидетельствуют о сохранении актуальности выработки теоретических рекомендаций для решения этой проблемы.

Причем наиболее остро в правоприменительной практике стоит вопрос о производстве в период доследственной проверки обысков [1] и выемок. Именно он впервые был поставлен перед Конституционным Судом РФ в жалобе гражданки А., по которой вынесено Определение Конституционного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. № 2885-О.

Заявительница оспорила конституционность положения части первой статьи 144 «Порядок рассмотрения сообщения о преступлении» УПК РФ (в редакции Федерального закона от 4 марта 2013 года № 23-ФЗ), согласно которому при проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном данным Кодексом. Данная норма, как полагала заявительница, является неконституционной, так как в силу своей неопределенности позволяла производить выемку предметов и документов в порядке статей 182 и 183 УПК РФ до принятия решения о возбуждении уголовного дела и использовать полученные таким образом предметы и документы в качестве доказательств.

Приговором Майкопского городского суда Республики Адыгея от 7 мая 2015 г., оставленным без изменений вышестоящими судами, в том числе Верховным Судом РФ, гражданка А.

осуждена за то, что она, являясь руководителем по профессиональной подготовке образовательного учреждения начального профессионального образования, совершила 15 преступлений в виде получения взятки за незаконную выдачу гражданам подложных свидетельств об уровне квалификации «машинист экскаватора», «машинист бульдозера», «водитель погрузчика» в обход от установленного законом порядка прохождения ими обучения.

В период предварительной проверки сообщения о преступлении оперуполномоченными Управления по экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Республике Адыгея на основании вынесенных ими постановлений о производстве выемок и с составлением соответствующих протоколов у граждан были изъяты документы (свидетельства об уровне квалификации, индивидуальные карточки, удостоверения, временные разрешения), которые затем были осмотрены, приобщены к делу в качестве вещественных доказательств, исследованы экспертами и использованы в обосновании обвинительного приговора. 

Судом первой инстанции было отклонено ходатайство стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами указанных протоколов выемки, осмотров, постановлений о признании вещественными доказательствами и заключений почерковедческих экспертиз, с чем согласились и вышестоящие суды. Позиция судов общей юрисдикции была основана на буквальном толковании ч. 2 ст. 144 и ст. 183 УПК РФ.

….

Полагаем, что систематическое толкование уголовно-процессуальных норм позволяет утверждать о недопустимости производства выемки до того, как уголовное дело будет возбуждено.

Статья 156 УПК прямо указывает, что предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела, а в содержание предварительного расследования входит производство следственных действий (глава 25 УПК, регламентирующая обыск и выемку, расположена в разделе VIII «Предварительное расследование» Кодекса; его статья 157 допускает лишь после возбуждения дела проведение даже неотложных следственных действий).

Соответственно, законом закреплено общее правило о недопустимости проведения следственных действий в ходе предварительной проверки сообщений о преступлениях.

Из этого общего правила законодатель предусмотрел пять исключений: производство экспертизы (включая получение образцов для сравнительного исследования), осмотр места происшествия, осмотр предметов и документов, осмотр трупов, освидетельствование, в ходе которых могут быть изъяты предметы и документы (часть первая статьи 144 и корреспондирующие ей часть вторая статьи 176, часть четвертая статьи 178, часть первая статьи 179, часть четвертая статьи 195, часть первая статьи 202). К тому же в стадии возбуждения дела допускается получение предметов и документов путем удовлетворения соответствующих ходатайств, направления запросов (часть четвертая статьи 21, части вторая и третья статьи 86, статьи 120-122 УПК). Как известно, исключения из общего правила как специальные предписания по отношению к общей норме не могут толковаться расширительно [4].

….

В условиях нестабильного законодательства и изменяющейся судебной практики для правильного понимания, применения и совершенствования рассматриваемых уголовно-процессуальных норм основополагающее значение имеют требования Конституции РФ, и прежде всего закрепленное в ее статье 55, часть 3 требование соразмерности ограничения прав граждан конституционно закрепленным целям и охраняемым интересам, а также характеру совершенного деяния.

……

В связи с тем, что уголовное судопроизводство выступает способом применения уголовного права, устанавливающего адекватные тяжести совершенного преступления меры уголовной ответственности, уголовно-процессуальное законодательство предусматривает применение таких ограничений прав граждан, которые отсутствуют в других видах судопроизводства. Подобные ограничения могут возникнуть в том числе в связи с производством обыска и выемки, сопряженными с принудительным изъятием имущества, проникновением в жилище, вскрытием помещений, хранилищ, запретом покидать место проведения данных следственных действий и т.д.

Соразмерность этих ограничений обеспечивается в том числе наличием достаточных данных о признаках преступления, которые и являются основанием для вынесения постановления о возбуждении уголовного дела (ч. 2 ст. 140 УПК РФ). Без достаточных данных о признаках преступления, т.е.

на этапе предварительной проверки сообщений о правонарушении, юридически еще не сделан вывод о том, какое именно правонарушение предполагается: гражданско-правовое, административное или все-таки уголовное.

Использование же по административным или гражданским делам средств, предназначенных для принудительного расследования преступлений, ведет к явно чрезмерному ограничению прав граждан и нарушению разделения видов судопроизводств, предусмотренных частью 2 статьи 118 Конституции РФ.

Тем более, что проверки сообщений о происшествиях нередко принимают затяжной характер и завершаются постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела.

Иными словами, по действующему российскому уголовно-процессуальному законодательству решение о возбуждении уголовного дела пока остается тем самым спусковым крючком, запускающим механизмы уголовно-процессуального принуждения и одновременно обеспечивающим соблюдение конституционно-правового принципа соразмерности применения этого принуждения.

……

Таким образом, как по отраслевому истолкованию норм УПК, так и с точки зрения конституционно-правовых позиций производство выемки или любых других следственных действий, сопряженных с применением мер процессуального принуждения, не допускается в случаях отсутствия достаточных данных о признаках преступления, т.е. в период предварительной проверки сообщений о преступлениях.

Доктринальная оценка допустимости доказательств

Конституционно-правовой подход также позволяет предложить разрешение и другого, связанного с рассматриваемым вопроса, но не менее важного: как юридически оценить результаты выемки, проведенной до возбуждения уголовного дела, т.е. должны ли такие протоколы выемки и полученные вещественные доказательства быть признаны недопустимыми доказательствами, или же они могут остаться допустимыми?

Представляется, что юридические последствия проведения выемки на этапе доследственной проверки (а равно и последствия других нарушений закона, допущенных при получении доказательств) должны быть также соразмерны сущности нарушения.

В качестве санкций законодательство предусматривает достаточно дифференцированные меры: признание доказательств недопустимыми (ст. 75 УПК РФ), вынесение частного постановления (определения) суда (ч. 4 ст.

29 УПК РФ), отстранение дознавателя, следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований закона (п. 10 ч. 2 ст. 37; п. 6 ч. 1 ст. 39 УПК РФ), привлечение нарушителя норм к дисциплинарной, гражданско-правовой и даже уголовной ответственности и др.

На дифференцированную реакцию судов по каждому выявленному нарушению или ограничению права обвиняемого на защиту ориентирует и Пленум Верховного Суда РФ [6] .

Соответственно этому, исключение доказательств из числа допустимых должно применяться лишь к существенным нарушениям, посягающим на конституционные права сторон судопроизводства, и прежде всего – на право на справедливую судебную защиту независимым судом [7] .

С этих позиций следует сначала определить, ставит ли допущенное нарушение закона под сомнение достоверность полученного доказательства.

Неустранимые сомнения в достоверности доказательств – в силу требования принципа презумпции невиновности – должны быть истолкованы в пользу обвиняемого (следовательно, сомнительные доказательства обвинения, да еще и полученные с нарушением закона, безусловно исключаются).

Действительно, право на справедливую судебную защиту не может быть обеспечено, если обвинительный приговор будет основан на недостоверных доказательствах.

Если же доказательство, хоть и полученное с нарушением закона, вследствие этого нарушения не вызывает сомнений в достоверности, то следует оценить чьи именно и какие именно права нарушены, посягают ли такие нарушения на справедливое судопроизводство или другие права, будет ли способствовать исключение доказательств восстановлению или защите нарушенных прав, или же наоборот, может усугубить последствия допущенного нарушения.

При таком «материально-правовом» подходе, включающем наряду с оценкой формального нарушения процессуального закона тот урон, который был (мог быть) причинен охраняемому объекту – справедливой процедуре судопроизводства и конституционным правам личности, можно разрешить вопрос о допустимости протокола выемки, проведенной до возбуждения дела, т.е. с нарушением требований статьей 144, 156 и 183 УПК РФ.

Если, например, в ходе выемки осуществлялось принудительное проникновение в жилище заподозренного лица и применялось принуждение (наручники, физическая сила) к самому лицу, у которого изымались наркотические средства, то протокол такой выемки должен признаваться недопустимым доказательством. Незаконное применение одной стороной будущего судебного спора к другой его стороне принуждения в целях получения доказательств, предназначенных для разрешения этого спора, всегда нарушает принцип равноправия сторон, а значит наносит урон справедливому разбирательству дела.

В других случаях, было бы очевидно несправедливым исключение такого же протокола выемки, но проведенной по ходатайству лица, который хочет использовать это доказательство в своей защите в суде для обоснования добровольной сдачи предмета или деятельного раскаяния. Исключение в данном случае защитительного доказательства, полученного стороной обвинения с нарушением закона, не устранило, а напротив, увеличило бы ущерб для справедливого разрешения дела.

Третья ситуация может иметь место при принятии решения об отказе в возбуждении дела или его прекращении: незаконно проведенная в период проверки сообщения о преступлении выемка не может повлечь исключение доказательств, обосновывающих факт причинения ущерба этой выемкой при рассмотрении вопроса о его возмещении пострадавшему лицу [8] .

Изложенные рекомендации согласуются и той правовой позицией, которую использовал Конституционный Суд РФ в вышеуказанном Определении от 22 декабря 2015 года № 2885-О…..

….

Полный текст статьи можно получить в журнлае “Уголовный процес” – http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=446448

Калиновский К.Б. «Доследственный» обыск — незаконное ноу-хау // Уголовный процесс. 2015. № 1. С. 9.

Это общепризнанное правило толкования, например, было использовано Конституционным Судом РФ в абз. 3 пункта 2 мотивировочной части его Постановления от 13 июня 1996 г. № 14-П.

Еще более жестко действует запрет расширительного истолкования таких специальных норм, которые ограничивают права и свободы граждан (См.: постановления Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 года № 15-П, от 30 июня 2011 года № 14-П, от 8 декабря 2015 года № 31-П и др.

) Производство же выемки как следственного действия сопряжено с возможностью применения принудительного изъятия предметов и документов, проникновения в жилище и т.п.

Пункт 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 29 “О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве”. // Российская газета. 10 июля 2015 г.

Источник: https://www.iuaj.net/node/1990

Проблемы выемки в российском уголовном процессе

Упк рф выемка

Новицкий, А. Н. Проблемы выемки в российском уголовном процессе / А. Н. Новицкий. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 46 (232). — С. 179-181. — URL: https://moluch.ru/archive/232/53739/ (дата обращения: 19.11.2020).



Выемка в уголовном процессе, являясь одним из видов следственных действий, соответственно может рассматриваться в качестве способа собирания доказательств. Следовательно, уголовно-процессуальные проблемы выемки по уголовному делу, могут быть связаны с несовершенством ее регулирования в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее — УПК РФ) [1].

Стоит отметить, что основная статья 183 УПК РФ, в которой получили регулирование порядок, основания проведения выемки, неоднократно подвергалась изменениям, которые можно охарактеризовать как направление усиления гарантий прав и законных интересов лиц, чьи интересы затрагиваются при производстве выемки.

Так выемка заложенной в ломбарде вещи стала возможной по судебному решению. Тем самым повышено обеспечение законности ее изъятия в указанном месте. Более того введена отдельная статья 450.

1 УПК РФ, касающаяся особых условий проведения выемки в отношении адвоката (в том числе осмотра и обыска), что было направлено на установление реальных гарантий адвокатской тайны, что, несомненно, следует признать обоснованным. Согласно ч. 1 ст.

170 УПК РФ обязательно участие понятых при проведении выемки объектов, содержащих сведения, составляющие государственную или охраняемую иным федеральными законом тайну, а также информацию о банковских вкладах и счетах, в том числе в иных кредитных организациях и далее согласно ч 3 ст. 183 УПК РФ.

Как видим, проблемы производства выемки в уголовном процессе находятся в постоянном фокусе внимания законодателя, предпринимающего меры по совершенствованию уголовно-процессуального закона, основанием для реализации которых, безусловно, служат научные исследования специалистов в области уголовно-процессуального права. Среди значимых аспектов проблематики выемки отдельными авторами [4] рассматривается неоднозначность норм УПК РФ, касающихся возможности или, наоборот, запрета на производство выемки до возбуждения уголовного дела, то есть на этапе проверки сообщения о преступлении.

А именно, в части 1 ст. 144 УПК РФ допускается, что при проверке сообщения о преступлении можно изымать предметы и документы в порядке установленном УПК РФ. Такую формулировку закона можно напрямую связать с ч. 1 ст.

183 УПК РФ, в которой устанавливается, что выемка производится при необходимости изъятия определенных предметов. Несомненно, выемка представляет собой ничто иное, как изъятие каких-то объектов.

Более того, можно с уверенностью сказать, что выемка есть основной способ изъятия предметов и документов по уголовному делу, несмотря на то, что не менее действенными способами также являются осмотр, обыск, уже потому, что выемка имеет ограничительное условие для ее проведения — наличие точной известности того, где и у кого находятся изымаемые объекты. Тем самым выемка не предполагает поисковые действия, характерные и допускаемые при осмотре и обыске.

Ряд авторов справедливо считает, что производство выемки до возбуждения уголовного дела законодателем не разрешено, исключено [3; 5]. Веским аргументом для этого является отсутствие данного разрешительного действия в самой статье 183 УПК РФ, как это было выполнено законодателем в соответствующих ст.

176, 178, 179, 195 УПК РФ, в которых регламентированы производство осмотра, освидетельствования и производства экспертизы. В тоже время в ч. 1 ст.

144 УПК РФ не произведено регулирование иных способов изъятия предметов и документов в ходе проверки сообщения о преступлении, о чем также пишут исследователи [10] и что указывает на возможность получения доказательств путем изъятия предметов и документов при осмотре.

В связи с этим возникает вопрос о том, насколько противоречит принципам уголовного судопроизводства допущение о проведении выемки до возбуждения уголовного дела. Безусловно, этот аспект значим для таких видов выемки, как изъятие предметов и документов, содержащих уже упомянутую тайну, особенно банковскую.

Вместе с тем приведенные виды выемки производятся по судебному решению, при выдаче которого судьей уже проверяется законность и обоснованность их производства. Рассуждая о проблеме понимания сути выемки как познавательного процесса, С. Б.

Россинский пишет о том, что она все более утрачивает такое значение и превращается в простой механизм по фиксации вхождения определенных документов и предметов в уголовное дело [8].

В связи с этим, по мнению цитируемого автора, в настоящее время отсутствуют препятствия по изъятию предметов и документов на стадии возбуждения уголовного дела по правилам выемки взамен применяемых, по его мнению, правовых суррогатных средств изъятия и истребования предметов и документов [8].

Вполне вероятно, что подобными аргументами руководствовались суды, признававшие в качестве доказательств результаты выемки, произведенной до возбуждения уголовного дела, о чем свидетельствуют примеры, приведенные в своей работе К. Б. Калиновским [3]. Так гр. А.

была осуждена Майкопским городским судом Республики Адыгея еще 7 мая 2017 года за получение взятки о выдаче некоторых важных и значимых для безопасности технологических работ удостоверений, которые были изъяты путем проведения выемки в ходе проверки сообщения о преступления сотрудником оперативного подразделения органа дознания. Решение приведенного суда низового уровня было поддержано Верховным Судом Российской Федерации как обоснованнее и законное в ходе обжалования. Подытоживая судебную практику, К. Б. Калиновский пишет: «Позиция судов общей юрисдикции была основана на буквальном толковании ч. 2 ст. 144 т и ст. 183 УПК РФ» [3].

Весьма интересна позиция Конституционного Суда Российской Федерации, отказавшего в своем Определении от 22.12.2015 года № 2885-О в принятии к рассмотрению жалобы указанной гр. Абрамовой Э. В.

на том основании, что доказывающие ее виновность документы были изъяты путем производства выемки не у нее самой, а других лиц (очевидцев — в формулировке суда), которые выдали их добровольно и стороной защиты при этом подлинность этих документов не оспаривалась.

Тем самым непосредственно конституционные права заявительницы гр. Абрамовой Э. В. не были нарушены. Далее Конституционный Суд Российской Федерации заключает, что проверка выбора правильности правовых норм и оценка полученных доказательств в компетенцию этого суда не входит [2].

Как было отмечено, Верховный Суд России признал законными решения нижестоящего суда, т. е. оценил доказательства, полученные в ходе выемки до возбуждения уголовного дела.

В этой связи А. Н. Савченко с сожалением уточняет, что Конституционный Суд Российской Федерации, отказал в принятии жалобы к рассмотрению, «не акцентировав в своем решении то обстоятельство, что обращение А. вызвано не порочностью закона, а его толкованием» [9].

Как видим, неопределенность положений уголовно-процессуального закона, в частности о выемке, породила различное понимание у практических работников, в том числе судебных, и в целом идущую вразрез с требованиями закона судебную практику, которая показывает преувеличенное применение принципа свободы судьи при оценке доказательств согласно ст. 17 УПК РФ. Такая свобода, безусловно, должна быть ограничена рамками закона.

Анализ последних диссертационных исследований таких ученых как К. Д. Муратов, И. А. Мисюта показывает, что они были в основном нацелены на исследование проблем выемки, касающихся ее проведения в рамках правовой помощи [7], концептуального понимания обыска и выемки [6].

Вместе с тем данными специалистами были разнопланово исследованы проблемы гарантий прав и законных интересов лиц, в отношении которых проводится выемка. Так затронутая К. Д. Муратовым проблема гарантий прав адвокатов и адвокатской тайны при выемке получила разрешение во внесении изменений в УПК РФ путем введения уже отмеченной статьи 450.

1, чему в определенной мере способствовали изыскания и этого автора.

Таким образом, проблемы выемки в уголовном процесса в настоящее время находятся в плоскости обеспечения реальными гарантиями прав и законных интересов лиц, чьи права ограничиваются при ее проведении, возможного разрешения проведения выемки до возбуждения уголовного дела, несовершенства законодательства, порождающего разночтения в понимании и толковании сути самой выемки и положений закона, в частности УПК РФ и т. д. В определенной части проблемы выемки в уголовном процессе получают постепенное разрешение, другие — по-прежнему актуальны и требуют более глубокого исследования.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/232/53739/

Изъятие компьютерной техники по уголовному делу

Упк рф выемка

Развитие компьютерной техники и различных гаджетов, их широкое внедрение в различные сферы человеческой деятельности в сочетании с интернетом привело к тому, что практически каждое действие человека оставляет цифровой след.

В связи с этим в 2012 году российский законодатель внес соответствующие изменения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации о правилах проведения следственных действий, сопровождающихся изъятием электронных носителей информации (и информации на них), имеющих доказательственное значение для расследования преступлений. Личные и корпоративные электронные носители информации могут быть изъяты следствием как по обоснованным подозрениям, так и в рамках проработки версии преступления, которая в будущем не подтвердится. Поскольку разнообразие противоправных действий, объектом и орудием совершения которых являются цифровые носители информации, постоянно расширяется, следствие прибегает к их изъятию всё чаще. В подобном контексте чёткое понимание порядка изъятия электронных устройств, а также прав их владельцев при осуществлении следственных действий поможет обезопасить себя от злоупотреблений, избежать простоя в работе, а также случайной или временной утери данных, необходимых человеку или предприятию в своей личной, профессиональной и экономической деятельности.

Согласно подп. 3.1.9 ГОСТа 2.

051-2013, под “электронным носителем” понимается материальный носитель, используемый для записи, хранения и воспроизведения информации, обрабатываемой с помощью средств вычислительной техники.

На практике это могут быть различные носители: компьютеры, мобильные телефоны, блоки, устройства, составляющие материальную часть компьютерной системы, серверы, кассовое оборудование и иные гаджеты.

Изъятие электронных носителей информации может производиться в организациях и жилищах граждан для целей расследования разных преступлений: кража, убийство, террористические акты, превышение полномочий, преступления в сфере экономической деятельности (например, уклонение от уплаты налогов организацией, отмывание денег), кибер-преступлений, а также при расследовании по факту распространения запрещённой на территории РФ информации (например, призывы к нарушению территориальной целостности, призывы к экстремизму, и даже клевета).

Например, летом 2016 года ФСБ во время обыска в редакции радиостанции “Эхо Москвы” изъяла переписки сотрудников сайта Эха с известным политологом, публицистом Андреем Пионтковским по факту публикации на сайте Эха “экстремистской” статьи Пионтковского о Чечне, которая, по версии ФСБ, содержала призывы к нарушению территориальной целостности России и провоцировала нагнетание ненависти по признаку национальной принадлежности. Пионтковский покинул Россию, опасаясь уголовного преследования. Тенденция признания статей, опубликованных в сети, «экстремистскими» растёт, что ставит под угрозу свободу слова и ущемляет права независимых СМИ.

В марте 2018 года в Магадане полицейские изъяли телефоны и сим-карты у местных жителей, которые состоят в групповых чатаx (в том числе в мессенджере WhatsApp) и сообществах соцсетей, посвященных движению, выступающему за возвращение процедуры прямых выборов мэра.

У жительницы города Натальи правоохранители изъяли телефон в рамках расследования уголовного дела по статье 319 УК РФ об оскорблении представителя власти, т.е. главы города Юрия Гришана.

Если «магаданское дело» получит дальнейшее развитие, это может пагубно сказаться на свободе граждан выражать своё мнение даже в групповых чатах, доступных для чтения только для их участников.

Органы, уполномоченные изымать носители информации для расследования преступлений: ФСБ, МВД.

Что необходимо знать, если в вашей организации при обыске/выемке изымаются электронные носители информации:

Основания изъятия

● Обыск и выемка в организации производятся на основании постановления следователя, которое следователь должен предъявить до начала обыска/выемки.

Выемка и обыск, в целом, сходны: имеют единые цели (изъятие предметов, орудия, оборудования, документов, инструментов, имеющих значение для уголовного дела), а также процедура практически одинакова.

Различие между выемкой и обыском заключается в том, что при выемке органу следствия уже известно место нахождения предмета, подлежащего изъятию, поэтому поиск при производстве данного следственного действия не предполагается.

● Выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, а также вещей, заложенных или сданных на хранение в ломбард, производится на основании судебного решения.

Процедура изъятия

● Обыск и выемка должны производиться в присутствии понятых и должен вестись протокол.

● Об обыске/выемке заранее правоохранительные органы не предупреждают, внезапность – их ключевой тактический прием, ведь целью следственного действия являются своевременное нахождение и изъятие имеющих значение для дела электронных носителей.

● У владельца электронного носителя или обладателя информации, находящейся на электронном носителе, есть право получить копию информации, находящейся на изымаемых носителях, путем ее копирования на другие электронные носители информации. Об этом делается запись в протоколе.

При производстве выемки не допускается копирование информации, если это может воспрепятствовать расследованию преступления либо, по заявлению специалиста, повлечь за собой утрату или изменение информации. По смыслу закона, это означает, что следователь должен обосновать отказ в копировании информации.

Вы также вправе получить копии по ходатайству уже после производства обыска/выемки в порядке, установленном ст. 81.1 УПК РФ и Постановлением Правительства №481 от 22 апреля 2017 г.

● Закон не обязывает владельца электронного носителя предоставлять пароли доступа к информации на носителях или ключи для расшифровки.

● В статьях УПК РФ об обыске и выемке (182, 183 УПК РФ) упоминается специалист, который участвует при производстве изъятия носителей информации.

Его присутствие не обязательно, это право следователя привлечь специалиста, но не обязанность (ст. 168 УПК РФ).

Как правило, для обнаружения, фиксации, изъятия компьютерного блока, ноутбука или карты памяти следователю достаточно общих криминалистических знаний.

Возврат электронных носителей

● Электронные носители информации могут быть возвращены, если они не признаны вещественными доказательствами (ст. 81.1 УПК РФ). Срок признания носителей вещдоками составляет от 10 до 30 суток (п.2 ст. 81.1 УПК РФ).

● В случае назначения судебной экспертизы по вопросу признания или непризнания носителей вещдоками, срок их возврата соответственно увеличивается на срок проведения экспертизы.

● Если ваши электронные носители не признаны вещдоками, их должны возвратить не позднее 5 суток с даты вынесения постановления о возврате.

Хорошей новостью для организаций представляется предложение Минюста запретить правоохранительным органам блокировать работу фирм во время предварительного следствия, изымая у них технику и электронные носители информации.

Ведь изъятие и выемка электронных носителей зачастую лишает предпринимателя возможности продолжить работу во время следственных действий. Ведомство начало разработку соответствующего законопроекта по поручению президента.

Президент, комментируя изъятие компьютеров на предприятиях во время следственных действий, отметил: “Нужна какая-то доказательная база — сделайте копии”, недопустимо вскрывать счета предприятия или создавать иные проблемы в его работе.

Обыск/выемка электронных носителей в жилище гражданина производятся по аналогичной процедуре, однако основанием для этого может быть только судебное решение, принимаемое в порядке ст. 165 УПК РФ.

Судебная компьютерно-техническая экспертиза

При необходимости следователь может назначить судебную компьютерно-техническую экспертизу (СКТЭ) в отношении изъятых в ходе следственных действий электронных носителей информации, о чем выносится постановление (ст. 195 УПК РФ).

Экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.

Большинство экспертиз проводится в государственных судебно-экспертных учреждениях, организованных в системе федеральных органов исполнительной власти – Минюста России, Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Цели СКТЭ: выявление и изучение роли изъятого носителя информации в расследуемом преступлении; поиск, обнаружение, анализ и оценка криминалистически значимой информации на электронных носителях.

Виды СКТЭ: аппаратно-компьютерная (экспертиза технических (аппаратных) средств компьютерной системы), программно-компьютерная (экспертиза исходного кода, ПО), информационно-компьютерная (экспертиза данных: текстовых, графических, аудио, видео, документов и т.п).

Вопросы для судебной компьютерно-технической экспертизы ставятся следователем, назначающим судебную экспертизу. В зависимости от вида расследуемого преступления могут быть поставлены следующие:

– Какого вида информация (явная, скрытая, удаленная, архивированная);

– Тип выявленной информации (текстовая, графическая, база данных, таблицы);

– Каким образом организован доступ (свободный, ограниченный) к данным на носителе информации, каковы его характеристики;

– Вопросы об обстоятельствах работы пользователя (хронология посещений сайтов, функционирование электронной почты, переписка и обмен информацией в Интернет-мессенджерах);

– Вопросы о наличии информации, нарушающей авторские права;

– Вопросы о наличии противоправной информации (например, детская порнография);

– Вопросы о наличии вредоносного программного обеспечения или нелицензионного программного обеспечения;

В целом, вопросы ставятся на предмет наличия информации, имеющей отношение к расследуемому преступлению.

Например, в деле об аресте математика Дмитрия Богатова (узника Тора), которого задержали по подозрению в распространении призывов к участию в несогласованной акции протеста и призывов к терроризму, была изъята компьютерная техника Богатова и назначены комплексные компьютерно-технические судебные экспертизы.

Соответственно, были поставлены вопросы о наличии в изъятой технике противоправных материалов и доказательств, связывающих Богатова с призывами к терроризму и несогласованной акции, опубликованными на форуме сайта sysadmins.ru пользователем “Айрат Баширов”.

Экспертизы длились 8 месяцев, в результате не было обнаружено никаких противоправных материалов и доказательств, связывающих Богатова с инкриминируемыми преступлениями.

Выше мы указали, что получение доступа к переписке и ее анализ также могут быть включены в СКТЭ, что потенциально нарушает право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, гарантированное статьей 23 Конституции РФ.

В январе 2018 года Конституционный суд РФ в своем определении указал, что проведение осмотра (ст. 177 УПК РФ) и экспертизы информации, находящейся в электронной памяти изъятых абонентских устройств, не предполагает вынесения об этом специального судебного решения.

Таким образом, следователь может получить доступ к переписке на основании вынесенного им постановления. Определение Конституционного суда было вынесено по жалобе Дмитрия Прозоровского, отбывающего наказание в виде лишения свободы.

Заявитель оспаривал три статьи УПК РФ — «Основания производства осмотра» (статья 176 УПК РФ), «Порядок производства осмотра» (статья 177 УПК РФ) и «Порядок назначения судебной экспертизы» (статья 195 УПК РФ).

В жалобе указано, что положения этих статей не соответствуют сразу шести статьям Конституции РФ, поскольку, по его утверждению, они нарушают право на тайну переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Подобная позиция Конституционного суда порождает риски утечки информации к третьим лицам или недобросовестным конкурентам, вследствие чего будет нанесен непоправимый вред чести, достоинству и репутации гражданина или бизнесу. Существует и противоположное мнение о том, что данное Определение КС РФ помогает упростить процедуру изъятия электронных носителей информации и средств связи, а также минимизирует риск уничтожения доказательств обвинения.

В любом случае, рекомендуется устанавливать пароли на любые цифровые носители информации и шифровать содержимое.

Заключение

Развитие цифровых технологий привело к процветанию киберпреступности и появлению новых форм противоправного поведения в сети, средствами которого являются электронные носители информации.

Количество выемок и обысков растет, поиск и изъятие цифровых доказательств получает все большее значение в расследованиях преступлений, однако не всегда изъятие электронных носителей в итоге оказывается обоснованным.

Поэтому важно знать свои права и процедуру при внезапных визитах правоохранителей, а также необходимо заранее позаботиться о внутренней защите данных, например, сохранить резервную копию данных, использовать облачные хранилища данных, чтобы не лишиться значимой информации, необходимой вам для работы и иных нужд. 

Источник: https://digitalrights.center/blog/izyatie-kompyuternoy-tekhniki-po-ugolovnomu-delu/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.