Уличающие доказательства

Доказательства в уголовном процессе: понятие и виды

Уличающие доказательства

На сегодняшний день, в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, законно закреплено следующее понятие  доказательств, под которым подразумеваются всевозможные  сведения, при помощи которых судья, прокурор, следователь, дознаватель определяет наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве уголовного дела, а также иных обстоятельств, которые имеют значение для уголовного дела. 

Признаки доказательств:

  1. Все виды доказательств обладают информационной природой, что означает работу должностных лиц уголовного судопроизводства не с событиями или явлениями, а с информацией о них самих.
  2. Любые доказательства должны быть собраны в порядке, строго регламентированным законом. Такими сведения становятся уже после того, как они были изъяты из материальной или идеальной окружающей среды, приобщены к уголовному делу и признаны доказательствами.
  3. Доказательства должны устанавливать условия и обстоятельства, подлежащие доказыванию, и иные обстоятельства, которые имеют значение для дела. Если данной связи нет, то информация уже не имеет никакого отношения к данному уголовному делу и в качестве доказательств использоваться не может.

Косвенные и прямые доказательства

На сегодняшний день, в литературе существует несколько подходов при  классификации вещественных доказательств. Доказательства подразделяют, исходя из их содержания, специфики процессуальной формы и отведенной им роли в процессе доказывания по делу.

В зависимости от характера связи с доказываемым обстоятельством доказательства делятся на прямые и косвенные.

Прямое доказательство определенно  устанавливает искомое обстоятельство, а косвенное – опосредовано, через промежуточный факт.

Доказывание при наличии косвенных доказательств имеет многоступенчатый характер, где существенное значение отдается логическому уровню (аспекту) такого доказывания.
Опиши задание

Виды доказательств

Законодатель к доказательствам относит: 

Показание подозреваемых, обвиняемых

Разновидность вида доказательств, которое представляет собой устное сообщение, сведения лиц, привлечённых в качестве подозреваемых или обвиняемых по конкретному делу, сведения, которые лицо сообщает добровольно в установленном законом порядке в ходе допроса.

Так как обвиняемый или подозреваемый имеют право отказаться от дачи показаний, а также могут самостоятельно в процессе определять их направленность , то предмет показаний лица законодательно не установлен.

В случае признания обвиняемым своей вины, данный факт может быть положен в основу обвинения лишь тогда, когда его виновность будет доказана и подтверждена совокупностью всех имеющихся доказательств по делу.

Показание потерпевших, свидетелей

Данный вид доказательства представляет собой сообщения и сведения лица, обладающего статусом потерпевшего, которые оно сообщило в ходе допроса. Свидетелем является лицо, которое юридически не заинтересованно в исходе дела.

Свидетель вызывается в суд для сообщения воспринятых им сведений или сообщенных ему фактах, которые могут иметь значение для конкретного дела.

Свидетель, как и потерпевший, может быть допрошен о любых обстоятельствах, конкретно характеризующих само преступление, в том числе о своих взаимоотношениях с иными участниками процесса (обвиняемым).

Заключение и показания эксперта и специалиста

Одним из видов доказательств, письменно оформленных категорическим выводом лица, обладающим специальными познаниями в науке, искусстве и ремесле, технике, в котором он дает ответ на поставленные перед ним вопросы прокурором или судьёй, назначившим экспертизу на основании произведенного исследования, есть заключение эксперта.

Эксперт является лицом, обладающим специальными знаниями. Особенность показаний эксперта заключается в том, что он может быть допрошен только после проведения экспертизы и получения заключения для разъяснения или уточнения данного заключения.

Специалист также дает разъяснения в устной форме или в письменной: в виде показаний или письменного заключения.

Показания специалиста – сведения об каких-либо обстоятельствах, которые требуют специальных познаний, и разъяснение собственного мнения специалиста, которые были сообщены в ходе допроса. При этом допрос должен проводиться по общим правилам процессуального права.

Заключение специалиста, по аналогии с заключением эксперта, –  представленное в письменном виде суждение по каким-либо вопросам, требующим специальных познаний, поставленным сторонами перед специалистом. 

Специалист может привлекаться в уголовном процессе по ходатайству одной из сторон или по инициативе самого суда для того, чтобы оказать помощь при оценке заключения, данного экспертом или при допросе эксперта.

Вещественные доказательства

Под данным видом доказательств признаются вещи или предметы, которые каким-либо образом могут быть связаны с преступлением или сохранили на себе следы преступления.

Это могут быть орудия убийства (пистолет или нож), которые послужили орудием преступления, или, к примеру, предметы и вещи на которые были направленны преступные действия (украденные вещи, деньги).

Протоколы следственного и судебного действия

В данном пункте, в качестве самостоятельных доказательств используются лишь те протоколы, которыми удостоверяются обстоятельства и факты, установленные при освидетельствовании, осмотре, выемке, то есть в ходе которых эти данные непосредственно воспринимались следователем или судом в качестве доказательной информации.

К таким протоколам относятся, к примеру, протокол обыска, наложения ареста на отправления, протокол осмотра и выемки, протокол следственного эксперимента и освидетельствования и другие.

Иные документы

В данном пункте речь идёт о документах, которые хоть и не являются протоколами действий, но также используются в качестве самостоятельных доказательств. Они могут быть как официальными, так и неофициальными. Например, это материалы кино- и фотосъемки, видео- и аудиозаписи, и иные подобные носители информации.

Данные документы допускаются  в качестве самостоятельных доказательств, только если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Источник: https://Zaochnik.com/spravochnik/pravo/ugolovnyj-protsess/dokazatelstva-v-ugolovnom-protsesse/

Деление доказательств на обвинительные и оправдательные

Уличающие доказательства

Деление доказательств на обвинительные и оправдательные определяется их отношением к версии обвинения и противостоящим ей версиям.

К числу оправдательных доказательств относятся фактические данные, устанавливающие обстоятельства, исключающие вину или ответственность, а также смягчающие ответственность конкретного лица.

К числу обвинительных доказательств относятся фактические данные, устанавливающие обстоятельства, свидетельствующие, что преступление совершено определенным лицом, или отягчающие ответственность обвиняемого. Указанное деление непосредственно вытекает из требования закона выявить по каждому д

елу доказательства, «как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также отягчающие и смягчающие его вину обстоятельства» (ст. 14 Основ). Оно содействует органическому сочетанию в ходе доказывания требований целенаправленности и всесторонности, полноты и объективности, напоминает о необходимости выдвижения и проверки версий, противостоящих версии обвинения.

Будет ли доказательство обвинительным или оправдательным, зависит пе от того, кем оно представлено (указано, обнаружено) — следователем,   обвиняемым,   потерпевшим  и  т.    

от его фактического содержания, от того, какое действительное значение по делу имеют устанавливаемые им обстоятельства.

Отнесение доказательства к числу обвинительных или оправдательных требует оценки его значения для установления предмета доказывания по делу. Окончательно этот вопрос может быть решен только в ходе оценки всей совокупности собранных доказательств на предварительном или судебном следствии.

Наконец, это деление доказательств имеет смысл лишь в отношении конкретного обвиняемого. Бывает и так, что доказательство обвинительное (например, отягчающее вину) в отношении одного обвиняемого является оправдательным (смягчающим вину) в отношении другого.

Деление доказательств на обвинительные и оправдательные ориентирует на всесторонний подход к планированию допроса, обыска, осмотра, эксперимента, к назначению экспертизы с тем, чтобы не только собрать в ходе каждого следственного действия фактические данные, подкрепляющие определенную версию, но и установить данные, противоречащие ей, если они имеются.

Деление доказательств на обвинительные и оправдательные не исчерпывает всех возможных функций фактических данных в более сложных случаях.

 Так, вспомогательное оценочное доказательство, снижающее значение улики, в определенном смысле является противодоказательством, хотя само по себе и не подтверждает оправдательной версии'.

Вместе с тем такие проти-воулики, ослабляя систему обвинительных доказательств, косвенно усиливают оправдательную версию, если она сформулирована 2.

Более того, они создают предпосылки для реализации презумпции невиновности, коль скоро обвинительная версия оказывается недостаточно  обоснованной.

При делении доказательств на обвинительные и оправдательные в некоторых случаях возникают трудности теоретического характера. Рассмотрим следующий пример. В одном и том же протоколе допроса свидетеля содержатся: а) данные о враждебном отношении обвиняемого к пострадавшему и б) данные о том, что побоям, нанесенным потерпевшему, предшествовало оскорбительное поведение в отношении обвиняемого.

Понятно, что данные первого рода уличают обвиняемого, а данные второго рода устанавливают смягчающие его вину обстоятельства, т. е. являются оправдательными, согласно принятому определению. Как же следует характеризовать доказательство в целом, если один и тот же источник содержит фактические данные обоих родов?

Некоторые авторы считают, что деление доказательств на обвинительные и оправдательные применимо не во всех случаях !.

Чтобы правильно разрешить эту коллизию, следут напомнить сказанное выше о соотношении понятий естественного языка и частично  формализованного  языка  науки.

В настоящей работе доказательство определено как единство фактических данных и источника, причем фактические данные, например сведения о фактах, о поступках людей и иных объективных явлениях, рассматривались в целом, нерасчлененно.

Такое «О1рубление», приемлемое в большинстве случаев, и вызвало затруднения при исследовании более сложного примера, в котором фактические данные оказались состоящими из двух групп, имеющих различное значение. Для разрешения названной коллизии необходимо пойти на дальнейшее уточнение и ограничение понятия доказательства, т. е.

необходим более строгий уровень его формализации, признание, например, доказательством фактических данных только об одном конкретном факте, содержащемся в данном источнике2.

В литературе отмечалось, что существуют и такие доказательства, которые могут «не уличать и не оправдывать, а вместе с тем содействовать раскрытию преступления» 3.

Понятно, что доказательства, устанавливающие любой из элементов предмета доказывания или промежуточный факт, не могут быть «нейтральными», т, е. не доказывающими виновности или невиновности конкретного лица.

Однако среди материалов конкретного дела могут находиться протоколы показаний лиц, которые никакой полезной информации сообщить не смогли (например, свидетель заявил, что ему ничего по делу не известно), или такие данные, которые, в конечном счете, оказались не имеющими отношения к делу.

Так, показание свидетеля о том, что подозреваемый в хищении жил очень  скромно,  служит  косвенным  доказательством,  противоречащим обвинительной версии.

Но, когда будет установлено, что похититель прятал украденное, показание свидетеля о скромном образе жизни перестает опровергать обвинение и, по существу, вообще теряет значение по делу.

Эти данные, не несущие «полезной нагрузки» в обосновании конечного вывода, но и не противоречащие ему, не являются, строго говоря, фактическими данными в смысле ст. 16 Основ. В то же время облеченные в процессуальную форму и приобщенные к делу они включены в совокупность доказательств и не могут быть изъяты из дела.

Подобно ориентирующим и вспомогательным доказательствам, они содержат информацию о ходе расследования, о лицах, вызывавшихся на допрос, и о иных действиях.

На последующих стадиях прохождения дела, в случае изменения обвинения или при иных обстоятельствах, такие данные могут приобрести определенное значение.

Условно эти «нейтральные» на данной стадии доказательства  можно  назвать  резервными.

Необходимость деления доказательств на обвинительные и оправдательные оспаривал А. Я.

Вышинский, утверждавший, что классификация эта неправильна и искусственна, ибо оценка значения того или иного доказательства в ходе расследования и судебного разбирательства часто меняется, так как «в отнесении доказательств к одной или другой категории играет важнейшую роль субъективная точка зрения следователя, прокурора, адвоката или судьи. То, что одному кажется доказательством, изобличающим в преступлении, другому таковым не кажется и им отрицается…» '.

Это неверно потому, что в основе деления доказательств на обвинительные и оправдательные лежит, как было указано выше, совершенно определенный объективный признак — отношение этих доказательств к предмету доказывания. «Субъективная точка зрения» должна опираться на этот признак, выражать его. Причем правильность сделанного вывода вновь и вновь проверяется в последующих стадиях судопроизводства2.

Рассматриваемая классификация применяется при разработке версий и плана расследования, предъявлении обвинения, составлении обвинительного заключения, постановления о прекращении дела, вынесении приговора и т. д.3.

Требование применять при составлении итоговых процессуальных документов деление доказательств на обвинительные и оправдательные как прием, способствующий всесторонности, полноте, объективности выводов по делу, включено непосредственно в процессуальный закон (см., например, ст. ст. 205, 314 УПК РСФСР).

Нельзя согласиться с позицией некоторых авторов по вопросу о так называемом «превращении», «трансформации» доказательств из обвинительных в оправдательные и наоборот'. Если бы такое «превращение» имело место, то это означало бы, что деление доказательств на обвинительные и оправдательные не имеет реальной основы.

В действительности любое доказательство либо подтверждает версию, либо опровергает ее. Изменение его оценки (что нередко имеет место при расследовании и судебном разбирательстве конкретного дела) объясняется тем, что наше мнение о доказательстве приводится в соответствие с ранее нераспознанными или неточно оцененными его свойствами2.

Таким образом, речь идет не о «превращении» доказательств, а об установлении их действительного значения.

Различные виды классификации доказательств взаимосвязанны, так как основания, по которым построена классификация доказательств в уголовном судопроизводстве, не могут считаться взаимоисключающими или конкурирующими.

Они отражают различные свойства доказательств. Поэтому для полной характеристики конкретного доказательства используются различные классификационные признаки.

Чтобы не допускать при этом ошибок, необходимо каждый раз уяснить, какое конкретное обстоятельство доказывается в данном случае.

Использование классификационных систем в их совокупности оказывает существенную помощь в определении направлений собирания и оценки доказательств как. в ходе судопроизводства на каждой его стадии, так и при принятии заключительных процессуальных решений по делу.

Источник: http://www.bibliotekar.ru/2-9-92-teoriya-dokazatelstv/60.htm

Доказательства в уголовном процессе

Уличающие доказательства

Чтобы защитить свои права или отстоять невиновность, необходимо располагать доказательствами в уголовном процессе.

На 2020 год их существует большое количество: аудиозаписи, видеосъемки и пр.

Разнообразие улик позволит судье вынести верное решение без ущемления прав сторон.

Понятие «доказательство» в уголовном процессе. Виды доказательств

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу РФ, под доказательством понимаются любые сведения, на основании которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном данным Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Виды доказательств в уголовном процессе:

  • показания подозреваемого, обвиняемого;
  • показания потерпевшего;
  • показания свидетелей;
  • заключения и показания эксперта;
  • вещественные доказательства;
  • протоколы следственных и судебных действий;
  • другие документы.

Чтобы доказательства имели юридическую силу, сведения должны быть собраны по всем правилам, являться достоверными, иначе будет недопустимость доказательств.

Для подробного рассмотрения преступления нужны улики, которые будут свидетельствовать о факте совершенного деяния.

Но для начала нужно разобраться, что относится к доказательствам. Является ли аудиозапись доказательством в суде по уголовному делу? Является ли видеозапись доказательством в суде по уголовному делу? Является ли полиграф доказательством по уголовному делу?

Рассмотрим каждый вид подробно:

  • Показания свидетелей. Свидетелем может быть не только лицо, являющееся очевидцем преступления, но и человек, который знает отдельные обстоятельства, касающиеся преступления. Давать показания может лицо любого возраста. Важно, чтобы сведения были правдивы, за дачу ложных показаний могут привлечь к ответственности. Если человек не хочет рассказывать, он может отказаться от дачи показаний. Свидетель не имеет права разглашать следственную информацию без разрешения следователя. Перед началом допроса и рассмотрением дела в суде свидетелю разъясняются его права и обязанности.
  • Показания потерпевшего. Потерпевшим является лицо, которому был причинен вред. Его показания являются не только обязанностью, но и правом, т.к. происходит защита его интересов. Потерпевший участвует на протяжении всего судебного процесса, его показания и постоянное участие оказывает влияние на исход дела и решение судьи, он участвует в судебных прениях. Непосредственно перед судом его должны ознакомить со всеми правами и обязанностями.

Не следует путать подозреваемого и обвиняемого. Подозреваемых во время следствия может быть больше одного, а обвиняемый только один. Отличие заключается в том, что во время следствия из ряда подозреваемых выделяется обвиняемый, и уже он привлекается в судебный процесс.

  • Показания обвиняемого. Обвиняемый — это лицо, совершившее преступление по отношению к потерпевшему. Его показания относятся к правам, он не обязан их давать. Но они пойдут ему только в плюс, т.к. являются средством защиты от обвинения. Обвиняемый может полностью, частично признать свою вину, а может не признать вовсе. Согласно принципу презумпции невиновности, обвиняемого нельзя назвать преступником, пока судья не вынесет такого решения. Даже если он сам признал свою вину, это еще ничего не значит. Сначала идет судебное разбирательство, а затем только выносится решение.
  • Заключения и показания эксперта. Данный вид применятся в том случае, когда необходимо привлечение сотрудников, разбирающихся в науке, технике, религии, языках и пр. Эксперт предоставляет только ту информацию, которая от него требуется и находится в его компетенции. Он должен объективно оценивать произошедшее событие. Экспертиза назначается только с разрешения следственно-судебных органов и должна осуществляться по всем правилам закона. К показаниям эксперта относятся сведения, которые были представлены им на допросе и которые затем будет предоставлены судье для разрешения вопросов.
  • Вещественные доказательства. К данному виду доказательств относятся материальные предметы. Их отличие от всех других улик заключается в том, что они не являются словесными и протоколируются. Т.е. вещественные доказательства признаны таковыми только в случаях, когда был создан протокол во время следствия, в ходе которого был обнаружен предмет, был создан протокол осмотра предмета с его описанием и было создано постановление, в котором говорилось о приобщении предмета к делу. Все должно быть документально подтверждено для полной достоверности зафиксированной информации вещественных доказательств и для предъявления судье. Подробно рассмотреть, что относится к вещественным доказательствам, можно в статье 81,82 УПК РФ.
  • Другие документы. К ним относятся письменные документы, а также другие возможные материалы. Например, диктофонная запись, видеосъемка и пр. Такие акты не требуют протоколирования и предоставляются в готовом виде. Но перед судебным процессом необходимо проверить достоверность содержащейся в них информации. Подробно рассмотреть, что относится к иным документам, можно в статье 84 УПК РФ.

Классификация доказательств

Вещественные доказательства в уголовном процессе приобщаются к делу и имеют собственную классификацию.

Классификация доказательств в уголовном процессе:

  1. Прямые, косвенные. Прямые улики доказывают полную виновность преступника. Косвенные прямо не доказывают вину, но с их помощью можно сделать предположение о целях, мотивах преступления. Помимо этого косвенные улики должны быть связаны друг с другом и с совершенным преступлением.
  2. Первичные, вторичные. К первичным уликам относятся показания свидетелей, официальные документы, т.е. те, которые точно являются доказательством преступления. Вторичные — это те, которые не имеют официального подтверждения, но могут служить для обнаружения и проверки первичных доказательств, а также выступить в качестве первичных, которые, к примеру, затерялись или не были предоставлены суду. К ним могут относиться копии документов.
  3. Обвинительные, оправдательные. Обвинительные доказательства в уголовном судопроизводстве подразумевают собой причастность лица к преступлению, доказана его полная виновность. В таком случае судья выносит приговор, отягчающий степень и характер ответственности. Оправдательные улики доказывают факт непричастности к преступлению обвиняемого. Тогда по решению суда лицо освобождают от ответственности. Алиби, подтвержденное людьми, является примером оправдательного доказательства.
  4. Личные, вещественные. К личным доказательствам относится все то, что оформляется протоколами, т.е. официально: показания потерпевшего и обвиняемого, свидетелей происшествия, заключения экспертов и специалистов. Вещественные улики — это материальные доказательства, т.е все предметы, которые можно отнести к делу.

Этапы доказывания в уголовном процессе

Процесс доказывания — это деятельность, которая осуществляется лицами, наделенными данными полномочиями, и на основании УПК РФ, по установлению, познанию, допустимости доказательств для разрешения дела.

Процесс доказывания состоит из следующих этапов:

  1. Сбор различных видов улик, которые официально прикрепляются к делу. Для сбора доказательств используется оперативно-розыскная деятельность, которая обнаруживает необходимую информацию, людей, приобщенных к делу и пр. Доказательства закрепляются в письменной форме; с помощью аудиозаписей, видеозаписей; изготовления слепков, следов; составления планов, схем; стенографирования.
  2. Проверка доказательств. Перед предоставлением доказательств суду каждое из них должно быть достоверно и подвергаться тщательной проверке. Чтобы проверить достоверность доказательств, нужно соотнести их с другими уликами, удостовериться в источнике получения, найти новые доказательства, подтверждающие старые или которые будут более весомые по отношению к предыдущим. Также может быть составлено ходатайство об исключении доказательств, полученных с нарушением норм закона.
  3. Оценка улик. Она основа на объективных фактах, логике и нормах права. Нужна для того, чтобы успешно разрешить дело. Человек, который занимается оценкой улик, должен объективно смотреть на все события, основываться на законах, не допускать собственной оценки на произошедшее или защиту только одной из сторон.

Доказательства в уголовном процессе позволяют верно раскрыть преступление, не умаляя прав сторон. Для этого участникам судопроизводства нужно знать свои права и обязанности, разбираться в видах улик, которые могут помочь в разрешении дела и защите их своих прав.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/dokazatelstva-v-ugolovnom-processe/

Глава 12. Уличающие доказательства

Уличающие доказательства

– Несколько недель назад, – начал Фил, – мой отец и многие другие почтмейстеры стали получать такие же сообщения о пропажах, Нэнси. Полиция и почтовые инспекторы занялись расследованием, но до сих пор никого не поймали.

– Хм, – сказала Нэнси. – Тогда мой друг легко может быть одной из жертв.

В этот момент заиграла музыка, начались танцы, и Нед пригласил Нэнси. За весь оставшийся вечер не было никаких шансов возобновить разговор про украденные письма.

Но на протяжении всего вечера Нэнси постоянно думала об этом. К тому времени, когда праздник закончился, а она попрощалась с Недом, у юной сыщицы появилась версия о произошедших кражах.

Чтобы взяться за эту тайну, она должна была сначала поговорить с Джо Свенсоном.

На следующий день в десять утра Нэнси уже снова была в пути, вместе с ней отправились Бесс и Джорджи. Дневник она захватила с собой. Кузины были заинтригованы, когда Нэнси рассказала им об ужине с танцами.

– Повезло же тебе! – сказала Бесс, делая вид, что собирается обидеться. – Неужели Нед не мог подыскать и нам с Джорджи пары? Мы бы согласились на свидание вслепую.

Нэнси рассмеялась, потом, снова став серьезной, сказала:

– Если мы найдём Джо Свенсона, я твёрдо намерена выяснить, отправлял ли он по почте письма с деньгами для своей жены.

Она не стала объяснять им причины своего интереса, не желая раскрывать секрет Фила и рассказывать о пропадающих на почте деньгах, денежных переводах и чеках.

– Допустим, он ответит “да”, – предположила Джорджи.

– Тогда я узнаю у него, где он отправлял свои письма, и попробую провести небольшое расследование.

Когда Нэнси припарковала машину неподалеку от фабрики Вестона, рабочие первой смены как раз потянулись с фабрики на перерыв для ланча. Вскоре зона отдыха заполнилась людьми. Некоторые уселись прямо на землю, чтобы перекусить. Другие начали играть в мяч.

– Будет совсем не просто отыскать в этой толпе Джо Свенсона, – разочарованно заявила Нэнси. – Если бы мы приехали на пятнадцать минут раньше, мы бы могли поймать его на выходе из здания.

Тем не менее, девушки нетерпеливо вглядывались в лица рабочих. Несколько человек собрались у питьевого фонтанчика, но Джо Свенсона среди них не было. Не отчаиваясь, девушки стали прогуливаться среди рабочих, спрашивая, не знают ли они человека по имени Даль. Однако те, кому они задавали этот вопрос, никогда о нём не слышали.

– Я уверена, он работает здесь, – заявила Нэнси подругам.

Рабочие, прохаживаясь взад-вперёд, с любопытством посматривали на девушек, явно недоумевая, что же привело их на завод электроники.

Нэнси уже начала приходить в уныние, когда заметила светловолосого человека, уныло прислонившегося к высокому забору, окружавшему сад. Видимо, мужчина специально выбрал скрытое ото всех место в тени дерева. Он стоял спиной к девушкам, но даже на расстоянии Нэнси казалось, что это именно его высокую, худощавую фигуру она видела удаляющейся от пожара. Мог ли он быть отцом Ханни?

Она с надеждой наблюдала за ним, и наконец этот человек обернулся. Это был тот же самый человек, которого она видела накануне во время визита на завод. Нэнси не могла ошибиться – это был Джо Свенсон.

– Вы, девочки, оставайтесь здесь, ладно? – попросила Нэнси. – Кажется, я нашла нашего незнакомца. Я должна поговорить с ним наедине. Будьте настороже, и если он попытается сбежать, помешайте ему покинуть территорию. Я не думаю, что он поднимет шум, но если он виновен, он может попытаться бежать!

Сердце Нэнси билось чаще, чем обычно, когда она подошла к стоящему у забора мужчине. То, как он прятал лицо, подумала девушка, могло означать терзающие его муки совести.

– Прошу прощения, – храбро сказала Нэнси, – Вас ведь зовут Джо Свенсон – или ещё мистер Даль?

Человек развернулся, но не двинулся с места. Когда прошло первое удивление, Нэнси показалось, что он не выглядел таким уж встревоженным неожиданным обращением.

– Да, – ответил он, – меня зовут Даль. Я могу что-нибудь для Вас сделать?

На мгновение Нэнси растерялась. Она была почти уверена, что Джо Свенсон должен быть дерзким и мрачным – а не таким отзывчивым человеком с печальными глазами. Он смотрел на неё так, будто никогда в жизни и мухи не обидит.

“Конечно же, это ошибка, – радостно подумала Нэнси. – Мистер Свенсон невиновен. Это не он поджёг дом Рэйболтов”.

В следующий миг она взяла себя в руки и снова стала беспристрастным, уверенным в себе детективом. Представившись, она показала ему свои водительские права.

– У меня есть новости о Вашей жене, – спокойно сказала ему Нэнси.

– Хелен? – спросил он с нетерпением, и лицо его осветилось. – Она не заболела, надеюсь?

– О, нет, – заверила его Нэнси, – но она ужасно беспокоится о Вас и очень хочет Вас найти.

– Я не понимаю, – сказал Джо Свенсон, нахмурившись. – Я же писал ей и сообщал, где нахожусь, но я не хочу возвращаться домой, пока не … э-э … один вопрос не будет решён.

– Значит, Вы писали Вашей жене? – спросила Нэнси.

– Да, два раза. Я послал ей два приличных денежных перевода.

На секунду Нэнси задумалась, правду ли он говорит. Глядя ему прямо в глаза, она сказала:

– Миссис Свенсон ничего не получала.

– Что?! – воскликнул её муж с таким искренним изумлением, что Нэнси больше не могла в нём сомневаться.

– Они очень нуждаются в деньгах, – сказала Нэнси, и подозвала своих подруг. Она представила Бесс и Джорджи, а потом повторила им то, что рассказал ей Джо Свенсон.

– Ваши письма были украдены! – решительно сказала Джорджи.

– Но как? Где? – вскрикнул изобретатель. – Я лично отправил их на почте!

Никто не мог ответить на этот вопрос. Внезапно он вытащил из кармана незапечатанный конверт.

– Тут еще одно письмо для моей жены и в нём двадцать пять долларов. Я собирался отправить сегодня денежный перевод. Не могли бы Вы быть так любезны, чтобы лично вручить это ей?

– Я буду рада помочь, – ответила Нэнси, улыбаясь, и сунула конверт в карман.

Затем она сменила тему, переводя разговор на интересующие её вопросы.

– Не могли бы Вы рассказать нам, мистер Свенсон, почему Вы используете имя Даль?

– Конечно. Я изобретатель, и я потерпел неудачу. Имя Джо Свенсона, похоже, приносит неприятности. Семья моей матери всегда была успешной. Под влиянием момента я решил воспользоваться этим именем. Один знакомый поручился за меня, так как у меня не было других рекомендаций.

– Я понимаю, – сказала Нэнси. Она обезоруживающе улыбнулась. – Ваша жена рассказала мне о некоторых несправедливых сделках с патентным поверенным.

– Конечно, несправедливые. Он обманул меня. Феликс Рэйболт вор!

Девушки были не готовы к такому взрыву эмоций у этого, казалось бы, мягкого человека. По-видимому, он догадался, об их мыслях.

– Я не должен нагружать вас своими проблемами, – сказал он извиняющимся тоном. – Положение не стало легче, даже после того как я получил работу. Вы знаете, что дом Рэйболтов сожгли?

– Да.

– По правде сказать, я боюсь, что меня могут обвинить в этом, если кто-нибудь узнает, что я был там.

– Вы были там? – спросила Бесс, её большие голубые глаза светились притворной невинностью.

– У меня была назначена встреча с мистером Рэйболтом в тот вечер, – объяснил Джо Свенсон. – В доме было темно. Я успел только позвонить в звонок, как в доме раздался ужасный взрыв, и он вспыхнул ярким пламенем. Я звал и звал мистера Рэйболта – но ответа не было.

– Вы пытались попасть внутрь, чтобы помочь? – напрямик спросила Джорджи.

– Да, но я не мог войти через входную дверь. Я побежал к задней двери. Но там было такое ужасное пламя, и я знал, что уже не смогу ничего сделать. Потом я услышал шум приближающегося автомобиля. Испугавшись, что меня обвинят в поджоге, я убежал.

– Вы видели кого-нибудь на лужайке у дома? – спросила Нэнси.

– Нет.

– Как Вы думаете, мистер Рэйболт мог сгореть в огне? – спросила Нэнси.

– Я действительно не знаю. Я не видел его, а из дома не доносилось ни звука, и полиция тоже не нашла никаких доказательств этого, – ответил изобретатель.

Нэнси пыталась сложить объективную картину случившегося. Её рука потянулась к сумочке, но она не достала дневник. Несмотря на их непринужденный разговор, она до сих пор не могла быть абсолютно уверена, что Джо Свенсон невиновен. Она должна задать ему ещё несколько вопросов.

– Они искали доказательства, – сказала Нэнси небрежно. – В том районе были найдены несколько бумаг.

Свенсон резко взглянул на Нэнси, как будто бы понял, что он действительно может быть под подозрением. Однако его следующие слова были произнесены небрежно.

– Интересно, был ли дневник найден. Я потерял его. Наверное, уронил по дороге.

Нэнси не сделала никакого движения, чтобы отдать ему дневник, хотя она была убеждена, что он принадлежит ему.

– Это ужасно, что я потерял дневник, – продолжил Джо Свенсон. – Он в основном написан по-шведски, и не представляет никакой ценности ни для кого, кроме меня – и для Феликса Рэйболта. Он тот ещё хитрый лис!

– Зачем дневник мог пригодиться мистеру Рэйболту? – спросила Нэнси.

– В дневнике… – Джо Свенсон колебался. – Ну, в нём есть вещи, которые Феликс Рэйболт не хотел бы видеть написанными. Этот человек обманул меня, но у меня нет шанса доказать мою правоту без дневника и без денег на адвоката. Хуже того, я потерял там кольцо, которым очень дорожил.

Он сделал безнадёжный жест и погрузился в мрачное молчание.

Снова рука Нэнси потянулась за дневником в сумочку. И снова она колебалась. А вдруг Джо Свенсон виновен, а она укрывает доказательства от полиции! Нэнси быстро приняла решение: не отдавать дневник до тех пор, пока не узнает правду.

Прежде чем она успела задать следующий вопрос, раздался пронзительный гудок, созывая людей обратно на работу.

– Я должен идти, – торопливо сказал Свенсон.

– Когда Вы освободитесь? – спросила Нэнси.

– В четыре часа.

– Тогда, возможно, мы сможем снова увидеть Вас, прежде чем вернёмся в Ривер-Хайтс. – Заметив его удивление, она быстро добавила: – Разве Вы не хотите, чтобы я передала сообщение для миссис Свенсон и Ханни?

– Благодарю вас. Но я снова напишу им.

Нэнси и её подруги наблюдали за ним, пока он не исчез внутри здания. Девушки медленно пошли назад к машине.

– Держу пари, – сказала Джорджи, – что, Джо Свенсон беспокоится из-за пожара и снова сбежит.

Нэнси молчала в глубокой задумчивости. Как только она подошла к машине, кто-то грубо схватил её за руку. Она повернулась и оказалась лицом к лицу с грубым, выглядящим жестоким человеком.

Источник: https://pdnr.ru/a24007.html

Уголовное право, гражданское право

Уличающие доказательства

В основе деления доказательств на обвинительные и оправдательные лежит их отношение к обвинению.

Обвинительные доказательства — это доказательства, которые уличают, изобличают обвиняемого в совершении преступления, устанавливают его вину или усиливают его ответственность.

Оправдательные доказательства — это доказательства, которые опровергают обвинение, устанавливают невиновность или меньшую виновность обвиняемого, а также обстоятельства, смягчающие его ответственность.

Деление доказательств на обвинительные и оправдательные, ранее рассматриваемое как проявление принципа полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела, сегодня правомерно считать выражением принципа состязательности уголовного судопроизводства, в силу которого каждая из сторон вправе представлять суду доказательства, подтверждающие ее позицию и опровергающие позицию противоположной стороны. Это не означает, что оправдательные доказательства появляются в уголовном деле только в результате действий стороны защиты, а органы предварительного расследования, выполняющие функцию уголовного преследования, собирают и представляют суду лишь обвинительные доказательства. Статья 73 УПК обязывает их устанавливать обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, обстоятельства, смягчающие наказание, а также обстоятельства, которые могут повлечь освобождение от уголовной ответственности и наказания. Доказывание обвинения невозможно без выдвижения, проверки и опровержения противоречащих обвинению версий. Следователь обязан удовлетворить ходатайства стороны защиты о проведении следственных действий, способных привести к выявлению обстоятельств, имеющих значение для дела (ст. 119 УПК), и указать в обвинительном заключении, на какие доказательства ссылаются обвиняемый и его защитник. Состязательность уголовного судопроизводства, таким образом, не отменяет требования всестороннего исследования обстоятельств дела, напротив, она служит способом его обеспечения.

Назвав основанием классификации отношение доказательств к обвинению, мы вовсе не имеем в виду, что доказательства, которые непосредственно не связаны с обвинением, не поддаются этой классификации.

Обвинительными являются доказательства, подтверждающие само событие преступления или отдельные признаки его объективной стороны, устанавливающие размер вреда, причиненного преступлением, позволяющий квалифицировать деяние как более тяжкое.

Оправдательными же являются доказательства, которые свидетельствуют не только о непричастности обвиняемого к совершению преступления, но и об отсутствии общественной опасности совершенного им деяния, об отсутствии требуемых для материального состава преступлений последствий, о том, что наступившие последствия не охватывались умыслом обвиняемого, о неспособности лица нести ответственность за содеянное в виде невменяемости, об истечении срока давности уголовного преследования и т.д. Иными словами, оправдательными являются все те доказательства, которые исключают возможности привлечения лица к уголовной ответственности.

Отношение доказательства к обвинению может не иметь очевидного характера, лишь прямые доказательства в силу своей связи с главным фактом могут быть сразу отнесены к обвинительным или оправдательным. Значение косвенных доказательств проявляется лишь во взаимосвязи с другими доказательствами и по мере их накопления может меняться.

Вспомним, в приведенном выше примере обнаружение следов крови на рукаве куртки К. послужило обвинительным доказательством и обусловило возникновение подозрения в отношении этого лица. Впоследствии выяснилось, что кровь не имеет человеческого происхождения, и доказательство, таким образом, утратило свой обвинительный характер.

Отсутствие на одежде подозреваемого следов крови при определенных обстоятельствах может рассматриваться как оправдательное доказательство. Такой характер имело это обстоятельство в деле С, поскольку его версия о причастности Л. к убийству его жены опровергалась отсутствием следов крови на одежде и в сумочке Л.

, хотя по обстоятельствам дела возможность их обнаружения при совершении Л. этого преступления была более чем вероятна.

Не всегда сразу можно определить обвинительный или оправдательный характер вспомогательных доказательств. Например, показания свидетеля о наличии на месте совершения преступления других очевидцев или об обстоятельствах производства следственного действия.

На первый взгляд, такие доказательства нейтральны, они не изобличают, но и не оправдывают. Однако при оценке этих доказательств в совокупности с другими их объективный характер становится понятен.

Если с помощью показаний свидетеля мы обнаруживаем обвинительное доказательство, то и помогающее его найти доказательство представляется ориентированным на обвинение.

Доказательства, свидетельствующие о нарушении требований УПК при проведении, например, обыска, объективно являются оправдательными, поскольку уменьшают объем обвинительных доказательств.

Оценивая доказательства, необходимо также иметь в виду, что одно и то же доказательство может иметь различный характер. Например, место и время совершения преступления по общему правилу относимы к обвинительным, так как устанавливают объективную сторону состава преступления.

Однако при заявлении подозреваемого об алиби точные место и время совершения преступления могут играть роль оправдательных доказательств.

Мотив преступления — ревность — является не только косвенным обвинительным доказательством совершения преступления, но и оправдательным, поскольку смягчает ответственность обвиняемого, исключает возможность квалификации убийства как совершенного при отягчающих обстоятельствах.

Принимая во внимание, что оправдательные доказательства используются для защиты обвиняемого, правомерно называть их также защитительными доказательствами или доказательствами защиты.

Доказательства защиты имеют в уголовном процессе особый статус, обусловленный общим благоприятствованием стороне защиты как менее сильной по сравнению со стороной обвинения.

Следователь обязан выяснить у обвиняемого, имеет ли он ходатайство о дополнении предварительного следствия, а также о том, какие свидетели, эксперты и специалисты подлежат вызову в судебное заседание для подтверждения позиции стороны защиты (ч. 4 ст.

217 УПК), перечислить эти доказательства в обвинительном заключении (п. 6 ч. 1 ст. 220).

Прокурор не вправе исключить этих лиц из списка лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, а суд не вправе отказать в допросе свидетелей и специалистов, явившихся по инициативе стороны защиты (ч. 4 ст. 271). Обязанность доказывания недопустимости оправдательных доказательств также лежит на стороне обвинения (ч. 4 ст. 235).

Обвинительные доказательства являются единственным средством установления виновности обвиняемого в совершении преступления.

Соответственно к ним предъявляются жесткие требования соответствия закону процедуры их получения и закрепления, т.е. допустимости.

Обвинительный приговор может быть основан только на достаточной для обоснования выводов совокупности достоверных обвинительных доказательствах, которые получены законным способом.

Лазарева В. А. Доказывание в уголовном процессе. Глава 7. Классификация доказательств. § 4. Доказательства обвинительные и оправдательные. 

– М.: Юрайт, 2010. С. 232-235

Источник: https://bfveteran.ru/pravo/952-dokazatelstva-obvinitelnye-i-opravdatelnye.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.