Цель и мотив кражи

Корыстные цель и мотив как признаки хищения *

Цель и мотив кражи
Teplova D.O. Lucrative purpose and motive as features of stealing.

Теплова Дарья Олеговна, заместитель заведующего кафедрой государственно-правовых дисциплин Восточно-Сибирского филиала Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования “Российская академия правосудия”.

В статье описаны корыстная цель и мотив как признаки хищения. Проанализированы различные точки зрения ученых по данному вопросу.

Ключевые слова: корыстная цель, мотив, хищение.

The article describes lucrative purpose and motive as features of stealing; analyses various viewpoints of scholars with regard to this issue.

Key words: lucrative purpose, motive, stealing.

Цель и мотив как юридические признаки субъективной стороны взаимосвязаны и взаимозависимы. Так, процесс мотивации, т.е. формирования мотива лица, предполагает и постановку определенной цели. Мотив является той активной силой, которая ведет субъекта к достижению цели.

Но тем не менее мотив и цель представляют собой самостоятельные психологические явления, имеющие различное значение, ни одно из которых не может включать в себя другие в качестве составной части. Мотив означает, “почему” и “ради чего” (личностный смысл) совершаются деятельность и действие как ее часть.

Цель отвечает на вопрос, “для чего” действие совершается .

Осокин Р.Б. Хищение путем обмана или злоупотребления доверием (мошенничество): история, элементы и признаки состава, квалификация. Тамбов: Тамбовский филиал МосУ МВД России, 2005. 145 с.

Законодательное определение хищения, содержащееся в примечании 1 к ст. 158 УК, также указывает на корыстную цель как на обязательный признак субъективной стороны любой формы хищения.

В связи с этим встает вопрос, касающийся содержания корыстной цели при хищении, который также решается неоднозначно. Толковый словарь русского языка В. Даля определяет корысть как страсть к наживе, к накопительству.

В основе поведения виновного лежат материальные потребности человека, удовлетворяя которые он совершает преступление. При этом он может стремиться получить какую-либо материальную ценность (деньги, имущество и т.д.

) или намеревается избавиться от материальных затрат (уплаты долга, платежа алиментов, возврата имущества и т.д.).

Ряд авторов наиболее узко трактуют корыстную цель при хищении как стремление личного обогащения виновного. Однако признание корыстной цели обязательным элементом хищения связано с отказом от слишком узкого понимания ее как цели личного обогащения. Необходимо отметить, что существует и широкое понимание корыстной цели хищения.

Так, например, Б.В. Волженкин отмечает, что “корыстная цель имеет место, если чужое имущество незаконно и безвозмездно изымалось и (или) обращалось: 1) в пользу виновного; 2) в пользу лиц, близких виновному, в улучшении материального положения которых он лично заинтересован; 3) в пользу других лиц, являющихся соучастниками хищения” .

П.С. Яни также указывает, что “корыстная цель – это желание получить возможность распорядиться похищенным имуществом по собственному усмотрению, как своим собственным…

Следовательно, можно незаконно завладеть чужим имуществом и при этом лично не обогатиться, но действия эти при иных необходимых условиях все равно будут признаны хищением” .

Волженкин Б.В. Мошенничество: Серия “Современные стандарты в уголовном праве и процессе”. СПб., 1998.
Яни П.С. Мошенничество и иные преступления против собственности; уголовная ответственность. М.: Интел-Синтез, 2002.

При таком подходе, представляющемся наиболее правильным, признается наличие корыстной цели и в ситуациях, когда лицо, завладевшее чужим имуществом, передает его другим лицам или организациям (например, благотворительному фонду), не преследуя цели личного обогащения или обогащения других лиц. Однако в данном случае можно наблюдать применение уголовного закона по аналогии, что прямо запрещено в ч. 2 ст. 3 УК РФ.

Рассматривая вопрос о мотиве хищения, следует сказать, что некоторые специалисты считают корыстный мотив неотъемлемым признаком хищения чужого имущества.

Например, Б.В. Волженкин писал, что “наличие любого из мотивов или их совокупность при отсутствии корыстного мотива как ведущего, определяющего волевой акт и содержание умысла, меняет социальную сущность содеянного и исключает квалификацию преступления как хищения” .

Волженкин Б.В. Указ. соч.

Однако следует признать верной точку зрения, согласно которой наличие корыстного мотива при совершении хищения чужого имущества не обязательно. Так, Г.Н.

Борзенков считает, что отсутствие корыстной цели свидетельствует об отсутствии состава мошенничества, чего нельзя сказать о корыстном мотиве, который не является обязательным признаком мошенничества или другой формы хищения.

Корыстные мотивы при хищении не обязательно должны быть единственными . Подобной точки зрения придерживаются и другие специалисты.
Борзенков Г.Н. Новое в уголовном законодательстве о преступлениях против собственности // Законность. 1995. N 2.

Действительно, в соответствии с примечанием 1 к ст. 158 УК РФ корыстный мотив не является обязательным признаком хищения. Следовательно, хотя корыстный мотив и является наиболее типичным для хищений чужого имущества, но он тем не менее не исчерпывает всех возможных мотивов подобных преступлений.

Следовательно, если корыстную цель понимать как стремление получить возможность распорядиться похищенным имуществом по собственному усмотрению, как своим собственным, то независимо от того, какими мотивами руководствовался преступник, при прочих иных необходимых признаках, содеянное следует признавать хищением.

Именно удовлетворение материальных потребностей ведет к образованию у лица корыстной цели .

Яровой А.А. Уголовно-правовая борьба с хищениями, совершаемыми организованными группами: Дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2000. С. 68.

Однако в теории уголовного права и в практике его применения понятие корыстной цели при хищении выходит за рамки понятия материальных потребностей виновного, так как хищением признаются и действия, совершаемые с целью получения материальной выгоды для других лиц. Подобное определение корыстной цели не совсем соответствует этимологическому понятию корысти и лежащих в ее основе материальных потребностей.

Точка зрения о том, что виновный, изымая имущество с целью его обращения в пользу других лиц, при этом не стремится к реализации своих материальных потребностей, что, в свою очередь, указывает на отсутствие у него корыстной цели, спорна.

Похититель, с одной стороны, не отдавая должного другим лицам, действует из личной корысти, с другой стороны, отдавая похищенное другим лицам, действует небескорыстно, ожидая взамен каких-либо ответных полезных для него действий.

Это характерно для группового совершения преступления, а особенно в составе организованной группы или преступного сообщества.
Но на практике известны и случаи совершения хищений без цели извлечения материальной выгоды не только для себя, но и для других лиц.

Например, когда исполнители преступления руководствуются такими побуждениями, как ложно понятые соображения дружбы, страх перед соучастниками, желание получить взаимную услугу, ненависть, злоба или месть по отношению к потерпевшему (конкуренту, сопернику, лицу, с которым сложились личные неприязненные отношения), желание продемонстрировать свои умения или пренебрежительное отношение к потерпевшему или просто навредить, а также так называемые альтруистические мотивы, такие как, например, помощь обездоленным.

Таким образом, лицо стремится извлечь какую-либо выгоду неимущественного характера путем совершения хищения чужого имущества, обусловленного вышеназванными мотивами.

Выход на решение указанной проблемы, как представляется, возможен в случае единообразного понимания всеми учеными и правоприменителями корыстной цели в широком смысле, т.е. как стремление получить возможность распорядиться похищенным имуществом по собственному усмотрению, как своим собственным.

В этом случае корыстная цель не предполагает обязательного наличия корыстного мотива.

Таким образом, наличие корыстной цели признается и в ситуациях, когда лицо, завладевшее чужим имуществом, передает его другим лицам или организациям (например, благотворительному фонду), не преследуя цели личного обогащения или обогащения других лиц.

Следовательно, независимо от того, какими мотивами руководствовался преступник, если целью его преступления является стремление получить возможность распорядиться похищенным имуществом по собственному усмотрению, как своим собственным, то при прочих иных необходимых признаках содеянное должно признаваться хищением. В таком случае корыстный мотив не будет являться обязательным признаком хищения.

В этой связи необходимо отметить, что лишь узкое понимание корыстной цели (как цели удовлетворения своих материальных потребностей, цели обогащения) предполагает обязательное наличие корыстного мотива.

Другое решение обозначенной проблемы возможно в случае дополнения основного корыстного мотива мотивом “иной личной заинтересованности”, который сможет включить в себя указанные выше некорыстные мотивы при совершении хищения. К тому же указанный признак субъективной стороны уже апробирован в УК и применяется в ст. 285 (“Злоупотребление должностными полномочиями”).

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/68167-korystnye-motiv-priznaki-khishheniya

Субъективная сторона хищения

Цель и мотив кражи

Субъективная сторона хищения характеризуется только прямым умыслом.

Лицо осознает общественную опасность своих действий (противоправного безвозмездного изъятия чужого имущества и обращения его в свою пользу или пользу других лиц), предвидит неизбежность*(369) наступления общественно опасных последствий в виде имущественного ущерба собственнику или законному владельцу имущества и желает их наступления.

Это положение практически незыблемо в науке уголовного права. Мне встретилась только одна работа, автор которой Л.В.

Красуцких утверждает, что “хищение чужого имущества может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, когда завладение чужим имуществом является неизбежным результатом такого поведения виновного, который в качестве основной преследует иную цель, например желает получить освобождение от работы посредством представления фиктивного документа, что в дальнейшем влечет незаконное получение зарплаты”*(370). Но если лицо преследует другую, не корыстную цель, хищение отсутствует в силу прямого указания закона, наделяющего хищение этим обязательным признаком.

Обязательным элементом субъективной стороны хищения, согласно его законодательному определению, выступает корыстная цель. Отношение к этому элементу в уголовно-правовой науке далеко не однозначное, хотя почти все (за исключением, пожалуй, С.Ф. Милюкова*(371) и А.В. Голиковой*(372)) признают корыстный характер хищения. С.М.

Кочои, например, полагает, что “происходит смешивание понятий мотива и цели преступления”*(373).

Далее он делает следующие выводы: “Во-первых, имеются достаточные основания для отнесения в уголовном законодательстве РФ слова “корысть” к характеристике исключительно мотива совершения преступления, во-вторых, при совершении хищения чужого имущества наличие корыстного мотива не обязательно, в-третьих, цель при хищении не может быть названа “корыстной”. Конечно, совершая хищение, виновный преследует определенную цель. Эта цель состоит прежде всего в обогащении виновного, в личном потреблении похищенного имущества”*(374). Соглашается с С.М. Кочои и А.И. Рарог*(375).

Думаю, что именно стремление виновного обогатиться, завладеть имуществом, на которое он не имеет права, безвозмездно как раз и характеризует корыстную цель. На это же обратили внимание и ученые, занимавшиеся специальным исследованием понятия корысти в уголовном праве и криминологии*(376).

Что касается того факта, что обычно законодатель применяет не понятие корыстной цели, а понятие корыстных побуждений (мотива), то сомневаюсь, что это не может быть основанием для исключения возможности одновременного использования и корыстной цели как конструктивного признака отдельных преступлений.

Сам же автор справедливо замечает, что понятия мотива и цели, хотя и близкие, но разные.

Корыстная цель очевидна, когда виновный обращает изъятое имущество в свою пользу. Однако закон говорит и о возможности обращения имущества в пользу других лиц. Как это стыкуется с понятием корыстной цели хищения?

Не вызывает сомнения, что обогащение других лиц, получающих имущество, происходит практически всегда, кроме, пожалуй, единственной ситуации, когда имущество передано в возмещение причиненного ущерба. Но сказанное отнюдь не означает, что одновременно и всегда обогащается и лицо, изъявшее имущество.

Классический пример тому – известный фильм “Берегись автомобиля”. Деточкин, его герой, угонял и продавал чужие автомобили, а деньги в полном объеме, кроме оплаты понесенных расходов (возмещение затрат), переводил детским домам.

Если анализировать законодательное определение хищения, то здесь можно найти пользу других лиц; обогащение их имело место. Однако думаю, что корыстной цели у самого Деточкина не было; он не стремился обогатиться в результате своего противоправного поведения.

Соответственно, деяние, совершенное Деточкиным, – не хищение*(377); что касается точной квалификации, то дать ее крайне затруднительно. Полагаю, что содеянное не подпадает ни под одну из ныне существующих статей УК РФ, в том числе и под самоуправство.

https://www.youtube.com/watch?v=CxsNkp413P4

Квалификация меняется, если изъятое имущество лицо передает тем лицам, с которыми находится в близких, родственных или дружеских отношениях.

Поскольку, изымая имущество, лицо стремится к обогащению близких ему людей, в данном случае можно, на мой взгляд, говорить о наличии в его действиях корыстной цели и, следовательно, о наличии хищения. Лицо сознательно направляет свои действия на обогащение близких людей, и это обогащение происходит.

Б.В. Волженкин так комментировал указанную ситуацию: “Считая себя обязанным в силу родственных, интимных, дружеских отношений делать им (близким для расхитителя. – Н.Л.

) подарки, оказывать материальную помощь, субъект не желает расходовать свои личные средства, а делает это за счет чужого имущества”*(378). Кстати, это как раз тот случай, когда мотив преступления может и не быть корыстным; мотивом может выступать, например, личная заинтересованность*(379).

Существует и своеобразно проявляется корыстная цель при совершении хищения в соучастии. Отдельные соучастники могут не преследовать цели собственного обогащения и сознательно направлять свои действия на то, чтобы произошло обогащение других лиц, участвующих в преступлении.

Корыстная цель здесь заключается в стремлении к обогащению соучастников хищения*(380). Мотив же преступления также далеко не всегда корыстный; он может выражаться, например, в боязни мести, расправы за отказ от участия в хищении или опять-таки в личной заинтересованности. Г.Л.

Кригер полагала, что “требование корыстной цели не распространяется на соучастников, которые могут действовать в силу иных побуждений”*(381).

Думаю, однако, что это, во-первых, противоречит законодательному понятию хищения, которое не делает никаких исключений в отношении корыстной цели, и, во-вторых, здесь автор путает мотив (Г.Л. Кригер говорила о “побуждениях”) и цель преступления.

Есть корыстная цель и хищение в целом тогда, когда лицо изымает чужое имущество для передачи его тем лицам, с которыми находится в имущественных отношениях (является, например, их должником, или квартиросъемщиком, или работодателем и т.п.)*(382). Думаю, это положение не требует особых доказательств. Здесь хищение зачастую характеризуется и корыстным мотивом.

Таким образом, корыстная цель в хищении налицо, если виновный стремится: 1) к личному обогащению; 2) к обогащению людей, с которыми его связывают личные отношения; 3) к обогащению соучастников хищения; 4) к обогащению людей, с которыми он состоит в имущественных отношениях*(383).

Отсутствие корыстной цели исключает квалификацию содеянного как хищения. Так, не было корыстной цели в действиях Е., осужденного первоначально Усть-Илимским городским судом Иркутской области за кражу чужого имущества, причинившую значительный ущерб потерпевшим. Е.

, являясь водителем в леспромхозе, простаивал, так как необходимый для работы прицеп нуждался в капитальном ремонте, денег для которого не выделяли. Для того чтобы иметь возможность работать, он решил взять прицеп с территории АООТ “ИЛПП-1”, где ранее работал, что и сделал. Прицеп Е. поставил в леспромхозе, где тот был обнаружен через день.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора. Президиум Иркутского областного суда удовлетворил протест, указав следующее.

Согласно закону, хищение имеет место лишь при наличии корыстной цели и стремлении обратить похищенное имущество в свою собственность, пользоваться и распоряжаться похищенным имуществом как своим собственным. Судом установлено, что Е.

поставил прицеп на территории своего предприятия, сообщив об этом администрации, при этом не намеревался обращать его в собственность, а собирался работать, т.е. использовать так же, как закрепленную за ним автомашину КамАЗ, собственником которой он не являлся. Использовать прицеп Е.

собирался не для личных целей, а для выполнения своей непосредственной работы, предусмотренной трудовым договором. Он не пытался скрыть прицеп, перекрасить, разукомплектовать его, т.е. не распоряжался им как личным имуществом. Е., угнав прицеп, противоправно обратил его во временное пользование без согласия собственника. При таких обстоятельствах в действиях Е. Президиум Иркутского областного суда усмотрел состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 148(1) УК РСФСР, т.е. неправомерное завладение иным ценным имуществом без цели хищения*(384).

Часто на практике суды квалифицируют содеянное как хищение при следующих, например, обстоятельствах.

По приговору Московского областного суда от 17 сентября 2003 Г.Л. был признан виновным в покушении на изнасилование И., сопряженном с угрозой убийством, в умышленном убийстве этой же потерпевшей, с особой жестокостью, сопряженном с изнасилованием, и в краже чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину. Изменяя приговор в части осуждения по п. “в” ч. 2 ст.

158 УК РФ, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отметила, что из материалов дела не усматривается и судом в приговоре не приведены доказательства, свидетельствующие о наличии у Л. умысла на завладение чужим имуществом из корыстных побуждений.

Наоборот, как следует из показаний осужденного, он хотел скрыть следы убийства и изнасилования и с этой целью выбросил сотовый телефон потерпевшей в реку, а ее одежду – в мусорный контейнер. При таких данных Судебная коллегия отметила, что эти действия Л.

свидетельствуют об умышленном уничтожении им чужого имущества с целью сокрытия следов преступления и образуют состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 167 УК РФ. У осужденного не было умысла на завладение этим имуществом из корыстных побуждений*(385) и была цель сокрытия другого преступления.

Источник: https://studopedia.ru/8_69621_sub-ektivnaya-storona-hishcheniya.html

Состав кражи: уголовно-правовая характеристика преступления

Цель и мотив кражи

В статье дана уголовно-правовая характеристика кражи (ст. 158 УК РФ), рассмотрены субъективные и объективные признаки этого преступления, а также перечислены квалифицирующие признаки кражи.

Чтобы узнать больше, подписывайтесь на наш Телеграм-канал — https://t.me/lawprotects.

Уголовно-правовая характеристика преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ

При рассмотрении любого состава преступления необходимо анализировать его субъективные и объективные признаки. Правильное определение и описание элементов состава кражи помогает понять: действительно ли лицо совершило тайное хищение или речь идет о другом преступлении? Поэтому рассмотрим подробно каждый элемент состава кражи.

Объект

Правильное установление объекта преступления позволяет не только определить, является ли совершенное деяние преступным, но и отграничить одно преступление от другого, то есть правильно квалифицировать совершенные действия лица.

Важно! Объект преступления — это интересы, блага и общественные отношения, охраняемые государством от преступного посягательства других лиц.

Статья 158 УК РФ располагается в Главе 21, которая посвящена преступлениям против собственности. Поэтому основным непосредственным объектом являются отношения собственности.

Если лицо совершает кражу с квалифицирующими признаками, то оно посягает не только на отношения собственности, но и на дополнительные объекты. Так, при совершении кражи с незаконным проникновением в жилое помещение, объектом выступают общественные отношения, которые возникают в связи с реализацией конституционного права на неприкосновенность жилища (ст. 25 Конституции РФ).

Предмет

Предмет при совершении кражи является обязательным элементом, так как в Примечании к ст. 158 УК РФ указано, что предметом любого хищения, в том числе и тайного, является только чужое имущество.

Такое имущество должно обладать следующими признаками:

Имущество должно обладать материальными признаками, то есть оно должно быть осязаемым, его можно потрогать. Иными словами, имущество в контексте предмета кражи понимается как телесные вещи.

Однако в 2018 году был введен новый особо квалифицирующий признак — п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ, поэтому теперь предметом могут выступать и электронные денежные средства.

Имущество должно быть чужим для виновного лица, то есть не принадлежать ему на законном основании. Если Петр забирает у своей жены телевизор, который они купили вместе в браке, то нельзя говорить о наличии признака «чужое имущество». В этом случае действия могут расцениваться как самоуправство (при наличии признаков).

Имущество должно обладать некой ценностью, которая выражается в стоимости похищенного.

https://www.youtube.com/watch?v=45xFgm5eLSQ

Любое лицо может совершить кражу, но для того, чтобы такое лицо стало субъектом преступления, оно должно обладать признаками, которые установлены в УК РФ. Субъект кражи обладает следующими признаками:

Лицо на момент совершения кражи должно осознавать, что именно оно делает, а также не должно обладать психическими расстройствами, которые свидетельствовали о том, что он невменяем.

Согласно ч. 2 ст. 20 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности за кражу с 14-летнего возраста.

Рекомендуем к прочтению:

Объективная сторона

По конструкции объективной стороны кража относится к материальному составу, следовательно объективная сторона кражи включает в себя следующие обязательные элементы:

С точки зрения уголовного права, деяние может выражаться либо в действии, либо в бездействии. Примечание к ст. 158 УК РФ прямо указывает, что кража может выражаться только в активном действии, ведь сложно представить себе изъятие или обращение имущества, совершенное путем бездействия. Важно, что кража характеризуется тайными, противоправными и безвозмездными действиями.

Справка.

Действие может быть выражено в изъятии и(или) в обращении. Изъятие выражается в том, что виновный забирает у потерпевшего имущество без его согласия, то есть вещь выбывает из «господства» (владения).

Обращение заключается в том, что лицо получает возможность использовать имущество, как будто свое собственное, в том числе и распоряжаться им. При этом необходимо, чтобы и изъятие, и обращение было постоянным, а не временным.

Так, если Иван садится в припаркованную машину, чтобы покататься в ней, а потом вернуть ее собственнику, то речь не может идти о краже. Его действия будут квалифицированы как угон по ст. 166 УК РФ.

  1. Общественно опасное последствие.

Так как законодатель определяет состав кражи как материальный, последствие в виде причинения имущественного ущерба является необходимым элементом. Такой ущерб зачастую выражается в утрате имущества и может быть причинен не только собственнику имущества, но и иному владельцу.

Например, если Петр арендует автомобиль, а Иван похищает его. Безусловно, речь идет о причинении имущественного ущерба арендатору.

  1. Причинно-следственная связь.

Причинно-следственная связь между действием и наступившими последствиями. Необходимо, чтобы именно действия лица привели к тому, что имущество было изъято, а собственнику был причинен ущерб.

Субъективная сторона является неким отражением объективной стороны совершенного преступления в сознании лица, то есть отношение виновного к совершенной краже. Обязательными элементами субъективной стороны кражи являются:

Кражей признается хищение имущества, совершенное тайно. При совершении тайного хищения виновный должен осознавать, что тайно изымает чужое имущество, и понимать, что причиняет ущерб собственнику, а также желать этого.

Лицо совершает кражу для того, чтобы получить некую имущественную выгоду либо для себя, либо для других лиц. Действуя с корыстной целью, лицо стремится обогатиться, наживиться за счет похищенного имущества.

Важно! Мотив не является обязательным элементом субъективной стороны кражи, поэтому он может быть любым (зависть, месть, риск и др.). Под целью понимается конечный результат, который виновное лицо стремится достичь, а под мотивом — некую причину, из-за которой оно совершает преступление.

Например, Иван, действуя умышленно, совершает кражу мобильного телефона из кармана Петра, чтобы в дальнейшем продать его и пожертвовать на благотворительность.

В приведенном примере цель — это желание получить денег (корысть), а мотив — альтруизм, так как он совершает кражу, чтобы помочь окружающим.

Квалифицирующие признаки

Кража, помимо ч. 1 ст. 158 УК РФ, предусматривающей простое тайное хищение, также имеет квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки, при наличии которых лицо будет подлежать более суровому виду и размеру наказания.

Квалифицированными составами являются следующие случаи (ч. 2 ст. 158 УК РФ):

  • Лицо совершает кражу путем незаконного проникновения в помещение/хранилище.
  • Лицо заранее договаривается с кем-то похитить имущество, совершая кражу группой лиц по предварительному сговору.
  • Лицо тайно похищает имущество из одежды, рюкзака или иных принадлежащих потерпевшему вещей.
  • Своими действиями по изъятию чужого имущество лицо причиняет значительный ущерб потерпевшему (от 5000 рублей).

Рассмотрим особо квалифицированные составы (ч. 3 и ч. 4 ст. 158 УК РФ):

  • Лицо незаконно проникает в жилое помещение, предназначенное для проживания, чтобы похитить имущество.
  • Лицо совершает кражу из нефтепровода, газопровода.
  • Виновный тайно похищает имущество на сумму свыше 250 000 рублей (крупный размер — от 250 000 до 1 млн).
  • Лицо совершает кражу с банковского счета либо незаметно похищает электронные денежные средства.
  • Лицо выполняет объективную сторону кражи в составе организованной группы, заранее подготовив план, распределив роли и др.
  • Виновный похищает тайно имущество на сумму от 1 млн рублей (особо крупный размер).

Рекомендуем к прочтению:

Источник: https://ugpravo.pro/vidy-prestuplenij/protiv-sobstvennosti/krazha/sostav-prestupleniya.html

ХИЩЕНИЕ- МОТИВЫ И ЦЕЛЬ

Цель и мотив кражи

Субъективная сторона хищения, включает в себя цель и мотив которые взаимосвязаны и взаимозависимы. Формирование мотива виновного при хищении, предполагает и наличие определенной цели.

Мотив хищения отвечает на вопрос «почему» и «ради чего» оно совершается . Цель отвечает на вопрос, «для чего» хищение совершается.

А примечании к ст. 158 УК РФ, также говориться об обязательном признаки хищения наличие корыстной цели .

Однако возникает вопрос, что понимать под наличием корыстной цели в хищении… Толковый словарь В. Даля определяет корысть как страсть к наживе, к накопительству. В основе поведения виновного лежат материальные потребности человека, удовлетворяя которые он совершает преступление.

Ряд ученых юристов толкуют корысть в хищении как стремление к личному обогащению виновного. Другие юристы трактуют это понятие более широко, то есть корысть в хищении имеет место и в случаях, когда имущество похищалось в пользу других лиц, например в благотворительный фонд или в пользу близких.

Другие юристы считают, что наличие корыстного мотива при совершении хищения не обязательно.

Действительно, в соответствии с примечанием 1 к ст. 158 УК РФ корыстный мотив не является обязательным признаком хищения. Следовательно, хотя корыстный мотив и является наиболее типичным для хищений чужого имущества, но он тем не менее не исчерпывает всех возможных мотивов подобных преступлений.

Следовательно, если корыстную цель понимать как стремление получить возможность распорядиться похищенным имуществом по собственному усмотрению, как своим собственным, то независимо от того, какими мотивами руководствовался преступник, при прочих иных необходимых признаках, содеянное следует признавать хищением.
Именно удовлетворение материальных потребностей ведет к образованию у лица корыстной цели

Однако в правоприменительной практике понятие корыстной цели при хищении выходит за рамки понятия материальных потребностей виновного, так как хищением признаются и действия, совершаемые с целью получения материальной выгоды для других лиц. Подобное определение корыстной цели не совсем соответствует этимологическому понятию корысти и лежащих в ее основе материальных потребностей.

Точка зрения о том, что виновный, изымая имущество с целью его обращения в пользу других лиц, при этом не стремится к реализации своих материальных потребностей, что, в свою очередь, указывает на отсутствие у него корыстной цели, спорна.

Похититель, с одной стороны, не отдавая должного другим лицам, действует из личной корысти, с другой стороны, отдавая похищенное другим лицам, действует небескорыстно, ожидая взамен каких-либо ответных полезных для него действий.

Это характерно для группового совершения преступления, а особенно в составе организованной группы или преступного сообщества.
Но на практике известны и случаи совершения хищений без цели извлечения материальной выгоды не только для себя, но и для других лиц.

Например, когда исполнители преступления руководствуются такими побуждениями, как ложно понятые соображения дружбы, страх перед соучастниками, желание получить взаимную услугу, ненависть, злоба или месть по отношению к потерпевшему (конкуренту, сопернику, лицу, с которым сложились личные неприязненные отношения), желание продемонстрировать свои умения или пренебрежительное отношение к потерпевшему или просто навредить, а также так называемые альтруистические мотивы, такие как, например, помощь обездоленным, уберечь имущества от ареста по гражданскому делу.

Таким образом, лицо стремится извлечь какую-либо выгоду неимущественного характера путем совершения хищения чужого имущества, обусловленного вышеназванными мотивами.

Выход на решение указанной проблемы, как представляется, возможен в случае единообразного понимания всеми учеными и правоприменителями корыстной цели в широком смысле, т.е. как стремление получить возможность распорядиться похищенным имуществом по собственному усмотрению, как своим собственным.

В этом случае корыстная цель не предполагает обязательного наличия корыстного мотива. Таким образом, наличие корыстной цели признается и в ситуациях, когда лицо, завладевшее чужим имуществом, передает его другим лицам или организациям (например, благотворительному фонду), не преследуя цели личного обогащения или обогащения других лиц.

Следовательно, независимо от того, какими мотивами руководствовался преступник, если целью его преступления является стремление получить возможность распорядиться похищенным имуществом по собственному усмотрению, как своим собственным, то при прочих иных необходимых признаках содеянное должно признаваться хищением. В таком случае корыстный мотив не будет являться обязательным признаком хищения.

В этой связи необходимо отметить, что лишь узкое понимание корыстной цели (как цели удовлетворения своих материальных потребностей, цели обогащения) предполагает обязательное наличие корыстного мотива.

Другое решение обозначенной проблемы возможно в случае дополнения основного корыстного мотива мотивом «иной личной заинтересованности», который сможет включить в себя указанные выше некорыстные мотивы при совершении хищения.

К тому же указанный признак субъективной стороны уже апробирован в УК и применяется в ст. 285 УК РФ

Источник: https://pershickow.ru/xishhenie-motivy-i-cel/

Состав преступления хищения: объект и объективная сторона, субъект и субъективная сторона (мотив, цель, эмоции)

Цель и мотив кражи

С преступлениями против собственности каждый человек сталкивался хотя бы раз в жизни, будь то мелкая карманная кража или же разбой. Самыми распространёнными преступлениями из данной категории являются хищения, а наиболее распространённым видом хищения — кража.

В статье рассказано о понятии, основных признаках, составе преступления, а также об объективной и субъективной стороне хищения.

Оказываем юридическую помощь. Звоните

Источник: https://pravovoi.center/ugolovnoe-pravo/ehkonomika/prestuplenie-sobstvennost/hishchenie/kvalifikatsiya-pravonarusheniya.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.